У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

From Enchanted forest to Neverland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » From Enchanted forest to Neverland » Принятие в сказку » Jump посты


Jump посты

Сообщений 61 страница 90 из 144

61

http://savepic.su/6178576.gif http://savepic.su/6197008.gif

Осторожно твой сдуваю сон
И целую каждую ресничку.
Сотни раз любимое лицо
Рисовал на мысленных страничках.

Где бы ни болтался, ни бродил,
Но другой, такой как ты, не встретил.
Ты моя отдушина и тыл,
Ты - мой мир, мой цветик-семицветик.

http://savepic.org/7496615.gif http://savepic.org/7486375.gif http://savepic.org/7494567.gif http://savepic.org/7509927.gif http://savepic.org/7507879.gif http://savepic.org/7491495.gif http://savepic.org/7482279.gif http://savepic.org/7475111.gif http://savepic.org/7502759.gif http://savepic.org/7523238.gif http://savepic.org/7479207.gif http://savepic.org/7524262.gif http://savepic.org/7525286.gif http://savepic.org/7522214.gif http://savepic.org/7516070.gif http://savepic.org/7520166.gif http://savepic.org/7517094.gif http://savepic.org/7518118.gif http://savepic.org/7507878.gif http://savepic.org/7506854.gif http://savepic.org/7530406.gif http://savepic.org/7505830.gif http://savepic.org/7503782.gif http://savepic.org/7496614.gif http://savepic.org/7508902.gif
оделся сам

0

62

ЗАНУДА

Утро очередного дня,как обычно встречает своими мягкими солнечными лучами. Парень открывает глаза и вновь оказывается в мире, коего прежде не ведал. Душа поет, а сердцу так тепло. Вот уже несколько дней Николас живет в бесконечной пучине сияющих звезд, одна из которых принадлежит Эммелине, девушке, которой удалось завоевать его заблудившееся сердце и направить его на верный жизненный путь. Он бесконечно счастлив. Счастлив, что она рядом, что пытается ради него привыкнуть к новым чувствам и всеми силами поддерживает его начинания... Но жить приходится в постоянном страхе, что его лишат этого счастья. И сделает эта сама девушка, покинув его дом, поэтому каждое утро он просыпается с первыми лучами солнца и, в первую очередь, проверяет спальню. На цыпочках подкрадывается к двери и чуть приоткрывает. Сердце с замиранием колотит в груди от волнения, но успокаивается и возвращается на привычное место, когда взгляд улавливает Эммелину, мирно посапывающую в кровати.
Уголки губ приподнимаются, и парень заливается счастьем. На сегодняшний день должно хватить, и, окрыленный столь удачным началом понедельника, спешит на кухню, чтобы приготовить завтрак. Сегодня он ожидался особенным. Ему хотелось не просто преподнести девушке сюрприз, а порадовать ее, удивить настолько, что у нее не будет повода сомневаться в принятом пару дней назад решении остаться.
В первую очередь, достает из ящика пакет муки и молоко. Разбивает в миску пару яиц, взбивает миксером. В наушниках звучит Sleep, sugar Poets of the Fall, - что-то не то, - и парень тыкает кнопку на mp3-плеере в поисках более утренней, но не менее романтичной песни, но, ничего не обнаружив, стягивает бесполезную коробку музыки с ушей и продолжает готовить завтрак уже под балладу об Эммелине, напеваемую струнами души.
Сковорода уже нагрелась. Кладет в нее специальные формочки и вливает тесто. Отсчитывает две минуты, переворачивает формочку и отсчитывает с биением сердца еще минуту. Отключает плиту, достает тарелку и выкладывает получившиеся блинчики, не забывает полить медом, который так любит Эммелина. Остается сварить кофе, и Николас про себя молится, чтобы его ароматы не донеслись до спальни.
Вопреки многочисленным уговорам паря, девушка утроилась на подработку, чему Ник был несказанно рад. Ибо теперь у нее будет меньше соблазна оставить этот дом, в котором она обитает "на птичьих правах". Что ж, если это придало ей уверенности, то почему бы и нет? Он всегда будет поддерживать и помогать ей во всех начинаниях.
Берет в руки специальный поднос, ставит посуду с завтраком и направляется в комнату девушки. Приоткрывает ногой дверь - еще спит, и, улыбнувшись, ставит поднос на тумбочку, а сам опускается на колени у кровати. Накрывает плечи девушки одеялом, которое, вероятно, девушка откинула во время сна - в комнате прохладно от распахнутого окна. А после кладет голову на сложенные на постели руки и любуется. Насколько же Гарсиа милая, она даже спит красиво, легонько подергивая длинными черными ресницами. Он был готов просидеть так целую вечность, просто быть рядом и охранять ее сон от кошмаров.
Что-то притягивает его к ней, и Николас, направляемый какой-то невидимой силой, медленно приближается к ее лицу. Осторожно касается ее волос, нежно поглаживая, а губы инстинктивно притягиваются к ее сахарным устам...
Резко открывшиеся глаза девушки возвращают парня в реальность без взаимной романтики, и Хьюстон, вздрогнув, быстро отстраняется. Он прекрасно понимает, что Эммелина старается, и он безмерно ценит ее усилия, а он, в свою очередь, помогает ей освоиться в новых ощущениях. Ибо не каждый день твой парень-сосед сообщает, что без ума от тебя.
Николас поднимается на ноги и выпрямляется, пока девушка сладко потягивается в кровати и изумленно смотрит на неожиданного гостя комнаты. Парень отвечает на этот взгляд мягкой улыбкой. Ему приятно встречать утро с ней, пусть и в разных комнатах. В груди теплится надежда, что однажды она примет тепло, согревающее все внутри. А ему лишь остается помочь ей скорее принять его. Но ни в коем случае он не станет ее торопить, ибо девушка должна сама сделать выбор.
- Доброе утро, - произносит с нежностью в голосе, которую только может изобразить.

0

63

Проходили дни, а Эммелина уставала на работе так, что порой жалела о своей идее устроиться на более высокооплачиваемую работу. То есть, ей нравилось получать деньги за свой труд, который в офисах не особо ценится, но никогда прежде она не думала, что быть взрослым человеком так сложно. Николас пытался сгладить углы своими ухаживаниями, но то только пугало Эммелину и даже немного раздражало. Она давно была самостоятельной, но с тех пор, как они высказались по поводу своих мыслей, изменилось абсолютно всё. Начиная с их разговоров и заканчивая взглядами. Нет! Ей нравился другой Ник! Ник, который был ей и другом, и братом, и, наверное, ангелом-хранителем. С недавних пор, последнее выше указанное качество проявлялось в большей и большей степени. А Эм с каждым разом все чаще чувствовала себя неловко. Такое внимание к её персоне было совсем непривычно.
Не удивительно, что утренний поцелуй не вызовет в ней громогласную радость. Она пытается, правда, очень пытается принять эти чувства, отвечать на них искренней взаимностью. Но он слишком часто относится к ней так, словно с неё нужно сдувать пылинки. Допустим, этот же самый завтрак, она могла приготовить и сама...Однако, до чего же приятный аромат исходит от подноса. И картина эта будет столь умилительной, что утреннюю раздраженность Эммелины будто бы смахнуло рукой. Сладко потягиваясь на мягких перинах, Эмма глубоко вдохнет запах...утра? Такое вообще существует? Если нет такого понятия, то его обязательно должны ввести. Ей хочется вновь опрокинуться на подушки и продолжить свой сон, но Эммелина отлично понимает, что ей нужно на работу. Надо - это то самое слово, которое заменяется этим любимым "не хочу". Взяв себя в руки она присаживается на кровати и выпрямляется. Глаза только через некоторое время привыкнут к яркому освещению в комнате. Во всем будет виновато солнце, но при этом свете действительно ощущалась атмосфера..хм..Совместного сожительства..?  Нет-нет-нет. Нет. Они ещё даже не пара. Или пара? Так, это точно не то, о чем Эммелина должна думать с утра по раньше.
- Доброе утро . Сколько уже времени?, - голос её был с хрипотцой, а зевая в ладонь, и вовсе сходил на нет.
Она прекрасно знала, что этому парню не лень готовить завтраки. В отличии от Эммы, у него они получались вполне пригодными. Николас, как ей казалось, вообще не из тех юношей, которым лень что-либо делать. И это даже было хорошо. Вряд ли бы ленивый парень принес завтрак в постель. У Николаса хорошо получалось быть заботливым и это только грело душу Эммелины. Убеждало, что она тогда оказалась не права, когда желала сбежать. Сейчас ей сложно представить себя без Хьюстона. Хотя-я...В этих мыслях до сих прокрадывалась идея о том, что это временное пристанище когда-нибудь будет испорчено теми ублюдками, что желают найти Эммелину. С недавних пор, она уже потеряла надежду найти своего дядю. Если тот действительно такой крутой, как говорили о нем раньше, то он и сам сможет её найти. Только...Вот бы он не трогал семью Хьюстонов. Это, наверное, было её единственным желанием. Как бы сильно не пугала близость души с Николасом, ей не хотелось причинять ни ему, ни его семье никаких проблем.
К сожалению, ночью ей всё хуже спится, а сегодня и вовсе проснулась раньше времени. На автомате она умылась и даже поиграла в игры на ноутбуке. Но затем снова уснула, кажется, всего на час. В животе жалобно зашумело и только тогда Эм поймет, что хоть и просыпалась до этого, но ещё не ела.
- Ты опередил меня. Я хотела приготовить что-нибудь сама. Очко в твою пользу, так уж и быть, - пожмет плечами притягивая поднос к себе, на кровать. Отбрасывая одеяло и подушки, оставит свободное место для Николаса. Есть в постели? Да уж, это что-то новенькое и неординарное.
- Всё по рецепту готовил? Ничего не переборщил? Есть точно можно? Отравить меня не собираешься? - засыпывала она его вопросами, прищуриваясь и глядя на него с подозрением. Но после она засмеется, ведь, естественно, вопросы она задавала в шутку.

0

64

Эммелина выглядит забавной - сонная, взъерошенная, суетливая, несколько беспокойная. Но такая милая. Губы продолжают расплываться в довольной улыбке, и Николасу кажется, что он вот-вот замурлычет. Правда, он считал себя больше верным псом, нежели пушистым домоседом, а на деле и вовсе родился в год крысы.
Интересно, а кто же Эм? - едва не смеясь, подумал парень, вспоминая оставшийся зоопарк, которые, как полагают гороскопы, строят характер человека. Парень в них, естественно, не верил, но порой было любопытно почитать небылицы о своей личности, которая "находится под влиянием Юпитера в третьем доме". Неужели астрологам самим не смешно составлять эдакий бред? А миллионы людей в это верят. - Наивные.
- Сколько уже времени?
- А?
Он упрекает себя в чрезмерной задумчивости и понимает, что пора прекращать вести мозговой штурм хотя бы при девушке. На океаны мыслей, полет фантазии и грез есть ночь. А сейчас ему необходимо было завершить начавшееся на позитиве, утро.
Время половина девятого. Но парень не спешит сообщать Эммелине, который сейчас час. Ведь она начнет суетиться, откажется завтракать и, возможно, выставит его виноватым в своем опоздании. Все успеется, он сейчас был уверен в своих мыслях, как никогда прежде.
Вспоминает про завтрак, но достаточно поздно. Девушка самостоятельно берет в руки поднос и по-хозяйски кладет его на колени, и Николас начинает чувствовать себя лишним, ненужным. Неужели она не может понять, что ему нравится доставлять ей радость, поддерживать во всех начинаниях и баловать совершенно банальными человеческими радостями? Да, он задумался дольше, чем положено погружаться в собственные мысли, но его решимость никуда не испарилась. Юноша поник душой, вмиг стало грустно и сухо внутри. Вместо воодушевленного фонтана эмоций, бьющего ключом внутри, теперь какое-то дикое существо царапало нутро, сдавливая грудную клетку, что больно. Парень делает глубокий вдох, резко выдыхает. Обычное упражнение перед тренировкой, спасибо, что он по-прежнему из посещает, иначе все полезные вещи давно позабыл, ибо в мыслях практически не было места для чего-то иного.
Он присаживается на краешек кровати и молча наблюдает над тем, как удивляется приготовленным специально для нее блинчиков в виде сердец, Эммелина. Ему самому не до еды, учитывая внутреннее состояние, вряд ли он и крошки сможет проглотить.
В шутку интересуется, не желает ли он ее отравить, отчего зрачки расширяются от неожиданности. Нет, он не обижен на мысли девушки, скорее несколько удивлен. Направляет взгляд в распахнутое окно, в которое со двора несет свежей прохладой. Вопреки собственным упрекам вновь глубоко задумывается, в этот раз, каким образом ему далее вести это утро. Видно было, что девушка в нем не нуждалась.
- Приятного аппетита, - произносит еле слышно, выжимая из себя улыбку. Ему не хотелось, чтобы Эммелина еще подумала с утра, что застала его врасплох и задела излишней самостоятельностью. Просто она не привыкла быть слабой, а с Ним она явно слабая. И Николас непременно ей это докажет, раз она сама не желает видеть. - Рецепт нашел в интернете вчера вечером в книге "Двадцать рецептов укрепления доверия с помощью теста", - разумеется, никакой книги не было, но он должен был как-то отвлечь девушку от своей скисшей мины. - Вкусно?
Казалось бы, всего шесть ничтожных букв в слове, но сколько чувств в них заложено. Николас замер в ожидании ответа. Ведь положительный ему был так нужен. Он надеялся, что Гарсиа это поймет и хотя бы из вежливости кивнет головой.
Взгляд падает на карманные часы - пора.
- Половина девятого, кстати.

0

65

Миф о том, что Николас нашёл рецепт в якобы существующей книге, её развеселил. Девушка хохотнула, прикрывая лицо рукой, потому что понимала, что это было бы явной глупостью. А глупости имеют свойство веселить её. Завтрак был на самом деле добротным. Почему-то она очень хотела найти изъяны в этих оладьях, но не могла. Может быть, настолько сильно она была голодной, или ей еда казалась вкусной лишь потому что её приготовил Ник. Хотя это было бы странным фактом. Отмахнув эту идею, она продолжит трапезничать, не замечая, что Ник изменился в настроении. Иногда она замечала за ним эту черту - задумываться о чем-то в глобальном смысле и размышлять об этом, словно за кадром телесериала.
Эммелина продолжила бы завтрак, если бы Ник не сказал сколько уже времени. Она буквально зарычит от недовольства и встанет с кровати, убирая поднос обратно на тумбу. Внешне она сохраняла лицо спокойствия, но одновременно с тем жуткой раздраженности. Внутри неё была целая буря всего самого-самого разнообразного. Конечно, раздражительность была, но Эм так же думала о том, что на Николаса злиться не стоит. Наверное, тот попросту не подумал, что Эммелина опаздывает. Но всё же...Как же он мог не разбудить её раньше, если проснулся уже давно и знал, что она всегда встает на час раньше. Хоть и Эмма не имела привычку долгое время собираться, она предпочитала собираться на работу с чувством, с тактом и расстановкой. Чтобы не было лишней суеты, не забыть ничего нужного. А тут...Она не успеет даже погладить собственную одежду.
Вообще, она застрянет на середине комнаты, не зная куда податься и с чего начать собираться. Через полчаса ей необходимо оказаться на работе и было бы чудесно, если бы оказалось, что Николас изобрел пространственно-временной портал. Невозможно не заметить, что не смотря на все её старания сдержать себя в выплескивании отрицательных эмоций, она пытается собрать себя в руки и начать действовать. Она не страдала перфекционизмом, могла и опаздывать в школу. И всё же, это была школа, а не работа, от которой зависит, будет ли она жить дальше с Ником или нет. Если не сможет заработать заслуженную заработанную плату, добрую большую часть которой отдаст Нику, то ей действительно придется заново придумывать план незаметного побега. Кто знает, что в этот раз выдаст Николас? В прошлый раз он сумел остановить её неожиданным признанием в любви. Эммелина не могла не остаться, она знала себя. Знала, что если не попробует, то всю оставшуюся жизнь будет корить себя за упущенный шанс. А теперь она даже не понимает, стоила ли игра свеч. Наверное, стоила. Искренне хотелось верить ей, что Ник просто позабыл о времени, как и она. Иначе Эмме показалось бы странным то, что Хьюстон не разбудил её, имея возможность. - Не могу собраться с мыслями.., - обе её ладони будут лежать на щеках, что горели от сильного волнения. Настолько сильно Эммелине не хотелось терять эту работу из-за прогула. Опуская руки, она пройдет к шкафу и удивится. Рабочей формы не было. Она переведет свой взгляд на Николаса и спросит его: - Ты не видел форму? Вроде бы вчера я повесила её туда..., - почесав затылок, она закроет шкаф и направится к телефону. Тут же отправит смс-сообщение своей напарнице о том, что скоро будет. В целях безопасности, телефон у неё был не новый. Новый, к сожалению, разбил кое-кто, кто находился в этой комнате. И сейчас, кнопочный сотовый был единственной связью с работой. Предупредить о возможном опоздании лучше, чем после вымаливать прощения за "прогул".

0

66

Вот зря он сообщил Эммелине, который час стремительно мчался в этот момент, очень даже зря. Надо было дождаться, пока девушка завершит трапезу и перейдет к очередному этапу подготовки выходя на работу. По правде говоря, Николас до сих пор в точности не знал, чем занимается девушка на своей должности, но он был рад за нее, не в меньшей степени и за себя, ибо у Эммелины, наконец, появился источник дохода, и она теперь могла на какой-то, пусть самый ничтожно малый период времени обеспечить парню уверенность в том, что она его не покинет.
Вскакивает с постели - Хьюстон отводит взгляд, дабы ненароком не зацепить им спавшую с плеча лямку ночной сорочки и вновь не застыть от вида, который может перед ним открыться.
Гарсиа суетится, мечется по квартире словно львица в клетке, и все это из-за незнания и непонимания того, что ей готовы помогать и радовать. Судорожно роется в шкафу в поисках формы, теряется в пространстве в поисках туфель, Нику даже забавно наблюдать за ее поведением. И сейчас парень всерьез задумался над тем, когда же Эммелина, наконец, догадается, что это он уже постарался с первыми лучами солнца, дабы привести ее рабочую одежду в порядок, чтобы она выглядела не только серьезным и ответственным сотрудником, но и самым красивым. Начальству виднее, разумеется, но Николас всегда говорит и думает то, что чувствует сердцем, душой и ощущает кончиками пальцев - они всегда начинают легонько подрагивать в нетерпении или предвкушении чего-то важного, либо того, что принесет бурю новых эмоций в его жизнь.
Сходит с ума, и парень, наконец, завершает образ эгоиста и, встав перед девушкой, кладет руки ей на плечи, словно пытаясь переубедить ее в чрезмерной суетливости. И на мгновение ему это удается. Смотрит прямо в глаза, впрочем, как и всегда, и руки больше не дрожат, а ноги не тяжелеют. И лишь сердце предательски барабанит в грудной клетке, но это ничего, он привык.
- Спокойно, Эм, - глаза блестят в предвкушении реакции девушки на то, что он ей с минуту на минуту покажет, а, главное, он надеется на какую-нибудь благодарность.
Посмотрим, что из этого выйдет, уж не слишком ли ты раскатал губу, Николас?
- Я знаю, ты долгое время пыталась найти себе работу, чтобы остаться со мной, и ты не представляешь, насколько я ценю это в тебе. И я, безусловно, понимаю, что ты многое для меня делаешь, а теперь еще и усердно трудишься,ты как никто достойна отдыха. Именно поэтому я отключил твой будильник, но не спеши с укорами, - решив сыграть на опережение, парень прикрывает ее губы ладонью, чтобы Эммелина не могла ничего возразить, тем самым лишив ее возможности обороняться и испортить очередной утренний момент, к которому Ник готовился с шести утра. - Потому что..., - отстранившись от девушки, Хьюстон направляется к дивану гостиной, на котором, ожидая своего звездного часа, мирно почивала отглаженная рабочая форма девушки, а рядом на полу стояли начищенные до блеска черные туфли. Берет в руки вешалку с костюмом и возвращается к Эммелине, - твоя форма идеально выглажена, - передает костюм девушке, берет в руки туфли, - обувь вычищена, а то после вчерашнего вечернего потопа на улице в складках на подошве было полно грязи, необходимые в работе документы сложены и ожидают тебя в твоей сумочке на трюмо в прихожей. - Облегченно выдыхает, он завершил свою речь, как он надеялся, победителя, и теперь внимательно наблюдал за девушкой. - Ах, точно, тебе через полчаса нужно быть на рабочем месте, это я тоже предусмотрел, я доставлю тебя до места работы.
Довольный собой, Николас встает перед девушкой и, деловито скрестив руки на груди, смотрит уверенным взглядом, чуть приподняв уголки губ.

0

67

Парень прикрывает ее губы ладонью, чтобы она не могла ничего возразить. И благо, ведь в него могли в ту же самую минуту полететь самые отвратительные слова, которые она знала. Эммелина не понимала, зачем Николас так сделал. В чем смысл его поступка? Если он хотел сделать что-то приятное, то кажется, ошибся с временем проведения сюрпризов. Разве кому-нибудь вообще придет в голову выключать будильник человека, который панически боится опаздывать? Хотелось схватить Ника за ворот его рубашки и вернуть, чтобы потребовать внятных объяснений, без бесконечных загадок, которые ей уже надоело разгадывать. Он выводит её в гостиную и демонстрирует плоды своих стараний. Ей хочется улыбнуться, но она в удивлении осматривает всё это и шумно выдыхает воздух, который, оказывается, она задержала на короткое мгновение. - Это...Это...Я даже не знаю, что сказать, - хотелось бы поблагодарить, но в то же время было дикое желание задать один назревающий и возникающий вопрос:"Зачем?".  Да, он хотел её отблагодарить за её старания своими стараниями, но не в таком же глобальном масштабе? Возможно, что Эмме и нравилось просыпаться слегка позже намеченного времени. Возможно, что ей нравилось опаздывать и бежать по лестнице офисного здания, за одно запихивая булочку с корицей или вовсе, чтобы завтрак сгорел и приходилось выкидывать яичницу. В этом была своя романтика и свой дух "будничного утра". Ник лишил её этого и по моему всё это было чересчур. Эммелине стало неловко за то, что он занимался её одеждой, обувью. Всё это немного странно и Эм не знала, как к такому относиться. Являясь человеком, который всё делает сам, она позволила себе минуту размышлений.
Вытянув руку, Эммелина забрала одежду и заметила, как аккуратно всё было проглажено с толком, по крайней мере. Её должность обязывала выглядеть подобающе. Кажется, Ник был единственным в этом доме, кто понимал это.  - Спасибо, - тихо пролепечет Эм, наконец-то осознавая, что это слишком. Слишком много внимания со стороны Николаса. В последнее время она ощущает себя так, словно не может даже развернуться. На работе она по-настоящему отдыхала. Приходя домой она понимала, как скучала по Нику и общалась с ним с новой силой. Но если она проводила с ним более двух дней вместе, становилось страшно за собственные чувства, которые вдруг возникали и становились сильнее. Пока к подобному, как она считала, ещё не была готова. - Всё это, безусловно, очень мило. Но, ты не думаешь, что.., - она бы продолжила. Однако, взгляд метнется к настенным часам и Эмма невольно цыкнет. Как же быстро мчалось время, особенно утром. Она прихватила одежду и скрылась уже за дверью своей комнаты. Там она так же быстро переоденется и выйдет уже в идеальном виде. Ник потрудился на славу. Только благодаря ему, она впервые будет идти на работу без спешки..- Как же странно. Это мило, но пожалуйста, больше не стоит так делать. Мне неудобно, что ты занимаешься этим с утра пораньше. Ты не обязан, - как можно мягче постаралась ему объяснить Эммелина. Оставалось всего 15 минут, чтобы доехать до работы на метро, уйдет порядком 40-45 минут. Она почешет затылок в отчаянии и возьмет сумку с трюма, где и пообещал Ник, что она её там найдет. - Я уже опаздываю. У неё не хватает времени, чтобы доехать до работы, поэтому она даже не думает о том, чтобы готовить себе завтрак. Так или иначе, она может позволить себе потратить лишние пару баксов, чтобы купить что-нибудь в буфете, уже на самой работе. Найдя туфли, она убедится, что Ник не соврал про их чистку. Кажется, что обувь даже блестела от чистоты. Столь безупречность во всем пугало Эммелину. Это была не она. Не её волна, по которой она привыкла ориентироваться. Возможно, что придется привыкать к такому раскладу жизни. Иногда нужно подстраиваться под других людей. Если Ник решил, что тем самым может сделать приятное - это ещё не говорит о его вине, ведь он не знал, что подобное может Эм и вовсе не устроить.

0

68

Ну, что тут скажешь... Он облажался. Не следовало будить ее так поздно, чтобы проворачивать очередную попытку завоевания ее сердца. Он сделал только хуже. Теперь она не то, что будет визжать от счастья, бросаясь на шею в благодарность за проделанную работу, но лишний раз не взглянет. Интересно, в какой момент что-то пошло не так, как он планировал? По ее мнению, ему необходимо было подняться еще на час раньше, чтобы разбудить ее вовремя и при этом успеть приготовить для нее завтрак? Что ж, если на то воля девушки, то он согласен. Настаивать на своем они ни в коем случае не смеет.
А то еще сбежит.
Николас вздохнул. В который раз он пытался сделать что-то хорошее, а получилось как всегда. Теперь Эммелина выглядела еще больше недовольной, чем минуту назад, несмотря на то, что приняла выглаженную форму (а что ей оставалось делать, не идти же на работу обнаженной? Ее по дресс-коду туда не пропустят). Она пыталась что-то связное сложить из срывавшихся фраз, парень понял, что это все для того, чтобы его не задеть. Но он уже был задет и самостоятельно осознал допущенную ошибку. Если ей неприятно, когда парень подает завтрак в постель, путь будет так, он более этого не сделает, только потом пусть она хоть замолится, он сделает в точности до наоборот. Правильно говорят: послушай женщину и сделай по-своему. Хотя, возможно, она права. Эммелина всегда была самостоятельной и сильной, и, возможно, данным жестом внимания он смутил ее, выставил слабой и безответственной. Она и без того находилась на перепутье, в совершенном неведении в том, как ей быть дальше, а тут еще он со своим завтраком.
Идиот, он и в Средиземье идиот, - напомнил Внутренний голос.
Парень потупил взор. Гарсиа удалилась в комнату, чтобы переодеться для работы, а Николас направился на кухню, где в духовом шкафу уже допекались куриные наггетсы, которые он быстро завернул в пакет и отнес в прихожую, сел на стул и стал дожидаться, пока Эммелина переоденется и выйдет к нему.
Ну, Хьюстон, придурок. Испортил девушке целое утро. Видно же, что она не нуждается в твоей помощи, а ты выставил ее беззащитной и беспомощной. Но, знаешь, приятель, это все потому, что она не привыкла к такому отношению к своей персоне. Так что будь менее навязчивым и неожиданным. Ибо сюрпризы должны, в первую очередь, доставлять удовольствие, а не вводить в панический ужас, - мысленно ругал он себя.
В самом деле, он начал не с того. Надо было начинать с чего-то менее неожиданного и опасного, а не ходить по тонкому льду. Ведь доставить радость человеку можно и тем, что ему больше всего нравится, а не навязывать свое мнение.
- Я уже опаздываю.
Ее звонкий и полный решимости, голос, отвлек парня от очередной порции мозгового штурма, и Ник подскочил на ноги,  любуясь образом девушки. Она выглядела настолько серьезно и элегантно, что, непременно, должно произвести впечатление на потенциального работодателя.
- Эээ...., - протянул, запинаясь, в этот раз думая, прежде, чем произнести очередную фразу, чтобы вновь не доставить девушке неудобства, - хорошо выглядишь. Держи, еще горячие, а кофе купишь на работе, - он протягивает Эммелине пакет с наггетсами с совершенно невозмутимым видом. Не хватало еще, чтобы девушка вбила себе в голову, что он расстроен. Настоящий мужчина должен говорить по-мужски и вести себя соответственно, а не распускать сопли, как тряпка.
Николас отстранился от девушки, после чего взял с трюмо ключи от автомобиля и быстро переобулся.
- Ну что, ты готова ехать? Не смотри на меня так, я же обещал доставить столь прекрасную и ответственную сотрудницу прямо до места работы.

0

69

Эммелина не успевает опомниться от своих мыслей, как Николас протягивает ей бумажный пакет с едой для обеда. Наверное, это было единственным, что не вызвало в ней противоречивых эмоций. Сейчас она была благодарна Нику за эту работу. Но всё же оставалось какое-то неприятное ощущение того, что она выглядит нелепо, когда ей помогают. Сама Эм о помощи не просила, Николас вызывался добровольно, это его решение, однако, немного ошибочное. Будь сегодня выходной день, Эмма посчитала бы весь этот утренний процесс довольно милым. А раздражение из-за того, что она опаздывает только ещё сильнее подогревало её желание объяснить Нику о её нежелании участвовать в этой подозрительной утренней суматохе. Он предлагает подвезти её до работы и Эммелина согласится, ведь деваться, по правде говоря, было некуда. Сейчас Николас был её спасительным кругом, хоть и Эмма старательно пыталась убедить себя, что смогла бы справиться и сама. - Спасибо, - невнятно пробурчит она, но попытается улыбнуться.
Не смотря на все его старания, ей ужасно сильно не хочется, чтобы Ник обиделся за её реакцию. Ей нужно привыкнуть, принять себя такой. Наверное, находясь в отношениях с кем-то, приходиться быть слабым, доверять человеку в большей мере, чем обычно. Гарсиа старалась и, как считала она, у неё получалось вполне не плохо.  Доверять кому-то слепо было совсем не в её духе. Скорее всего это и был тот знак, о котором все говорят, она должна была просто довериться Нику и понять, что он позаботиться о ней.
Но к тому же, она не особо хотела, чтобы кто-то на работе видел её с кем-то близким, с таким как Ник. Иначе пойдут не хорошие разговоры, которые чаще всего бывают основаны на чужих выдумках и догадках. Сплетни ей никогда не нравились, их всегда считала ненужным атрибутом любой женщины. А нужный атрибут - это спокойствие. Спокойствие, которого так сильно сейчас не хватает Эммелине. Если ей хочется, чтобы это утро не было испорчено самой собой, то надо засунуть свою раздражительность и обидчивость куда подальше, улыбнуться и вести себя так, словно всё в порядке.
Но всё в порядке. Чего я так завелась? Она сама не понимала откуда всё это в ней. Постепенно она стала чувствовать себя виноватой за то, что в грубой форме указала Нику на то, что не желает, чтобы подобное повторялось. Могла бы сказать и мягче. А может быть, хорошо, что Эм не пожалела чувств Ника, высказывая своё недовольство. Отныне он будет знать, что Эмммелине это не по душе и подобного больше не повторится. Всё же лучше ехать в машине с Ником, чем тратить время и деньги на такси. К тому же, таксисты всегда хитрили и обманывали, объезжая практически весь город через пробки, дабы счетчик накручивал цену за проезд. Эммелина не была жадиной, но и тратить деньги, которые должна отдавать Нику, не хотелось тратить на бессмысленные проезды. Да и в машине Ника не будет пахнуть перегаром и запахом дымящихся ароматизаторов. Она никогда не понимала этого, просто потому что любила порядок и чистоту. В подобных такси, которые нужно было ловить только одним способом - свистеть - Эмма старалась кататься не так часто.- Поторопись, - подгоняет она его, хоть и сама ещё никак не может выйти из квартиры. Заберет ключи, которые Ник ей отдал, дабы она могла сама заходить в квартиру, без стука и со-звонов с ним.  Хватая зонтик на всякий пожарный случай, выходит из квартиры, спускаясь по лестнице. Пока Николас будет закрывать дверь, она уже будет ждать его на улице, возле автомобиля. Один лестничный пролет, за ним другой. Она чуть прикрикнет, чтобы Ник на самом деле поторопился. Иначе и от его машины не будет никакого проку.

0

70

Ее словно подменили. Вот до чего же Николаса всегда удивляли представительницы прекрасного пола, так это тем, что в одно мгновение могут стать мягкой и счастливой, а уже в другую секунду выпустить острые, как бритва, клыки и вонзить их в горло. Но в этом их прелесть, все-таки, без прекрасных дам на свете не так уж и весело, будь то мать, сестра, подруга или любимая девушка. И порой хочется из кожи вон вылезти, дабы привлечь внимание. Парень покачал головой, чуть закатив глаза.
Эх, Эммелина... Раскомандовалась тут. Тебе надо было сразу устраиваться на должность руководителя, из тебя бы вышел хороший директор. Строгий, но справедливый.
Он улыбается своим мыслям и понимает, что девушка его ждет, ведь они опаздывают, а ведь он ее еще торопил, а теперь сам завис в ступоре. После тщательной перезагрузки системы Хьюстон выходит вслед за воодушевленной девушкой, помогает ей удобнее устроиться на пассажирском сидении, а сам усаживается за руль. До отеля, где подрабатывает Эммелина, они едут молча. Парень лишь изредка поглядывает украдкой в ее сторону. Всего парой простых естественных фраз ей удалось умирить его возбуждение, он уже не так воодушевлен в связи с неудобством начала дня, но, возможно, уже сам осознал, что немного перестарался. Но это же так по-хьюстонски, если честно. Эммелина также молчит, но тем даже лучше, не придется придумывать ответ на очередной вводящий в краску или заблуждение, вопрос. Она прекрасно знает, как он к ней относится, но не пользуется этим, впрочем, иногда кажется совсем наоборот. Она любит поиграть, как и все девушки, наверное. Ему это нравится. Особенно игра "кто кого пересмотрит", когда их взгляды встречаются, и время вокруг замирает. Хочется расправить крылья и лететь к небу. Но все обрывается, едва только кто-нибудь из них отводит глаза. Это кажется невыносимым - любить и не касаться ее. Теперь он нарочно этого не делает даже по-дружески. Ведь если коснется, уже не сможет удержать себя. Да и какая может быть дружба между мужчиной и женщиной, особенно, когда отношение к "другу" совершенно иное?
Они на месте. Молчание. Секунды стремительно несутся, но девушка почему-то не торопится покидать автомобиль. Видимо, ждет чего-то. Николас пытается разобраться в хаосе мыслей и сказать что-то внятное, но вместо этого с губ срываются лишь "А, но, и..."
Тьфу!
Он делает глубокий вдох - набирает в легкие большую порцию воздуха и, наконец, решается взглянуть на Эммелину. Улыбается.
- Ну, удачи тебе. Но знаешь, чтобы больше не случилось утренней неловкости, я буду впредь предупреждать тебя о сюрпризах, - он негромко хихикает и провожает девушку взглядом, тень которой через несколько секунд скрывается за дверью отеля.
Не обернулась.
Он так этого ждал. Но не всегда то, что мы больше всего желаем, сбывается. Мы сами творцы своей судьбы, и необходимо учиться управлять ею, а то, понимаешь ли, она вертит нами, как марионеткой.
Николас улыбается и заводит мотор. А куда он направится сейчас? Парень совершенно не представляет. Утро ему не казалось таким пустым, как сейчас, и он с ужасом осознает, что становится зависим от Эммелины, словно наркоман от дозы. Это нехорошо.
Озарение приходит внезапно, также, как и грусть-тоска, что мгновение назад пожирала его изнутри. И Ник направляется в центр города, где в одном единственном супермаркете продают лучшие сладости в городе. Делает покупку, требуя продавщицу красиво упаковать. После чего идет в ближайшую книжную лавку и долго рассматривает полки с открытками. Вдумчиво вчитывается в каждое слово, написанное на каждой раскрашенной картонке. Именно так он называл в детства валентинки и прочую поздравительную чепуху. Но сейчас он переосмысливает многие вещи, которые прежде считал банальными.
Выбор был сделан, и Николас довольно улыбается. Ай, какие мы глупые! Думаем одно, говорим другое, а делаем третье. И не сдерживает обещание, данное Эммелине. Но что он может с собой поделать, если ему так хочется доставлять ей радость?
Ровно в 12:00 курьер передаст небольшую коробочку с любимым лакомством Эммелины - рахат-лукумом и маленькой открыткой. А в открытке довольно красивым для парня почерком выведены следующие слова:
"Поздравляю с пятьдесят седьмым днем нашего знакомства"

0

71

- Поздравляю с пятьдесят седьмым днем нашего знакомства..., - тихим голосом, стараясь, чтобы никто из коллег не услышал, прочитает Эммелина содержание открытки. Ей не хотелось осведомлять каждого, что кто-то приносит ей её любимую сладость на работу. Это уже становится параноидальным, надоевшим и ужасно раздражающим. Одновременно приятно, что её любимая сладость лежала рядом с этой незаурядной открыткой. Кажется, она могла бы опустить факт того странного сообщения на картонке, но устало вздохнет, когда сзади неё появится её коллега - Джессика. Хитрые зеленые глаза напарницы уже полминуты прожигали своим взглядом каждое слово, прочитывали снова и снова, а затем и вовсе девушка толкнет Гарсиа в плечо, чтобы девчонка обернулась. - Подсматривать - не хорошо, Джесс, - Эмма покачает головой и прижмет открытку к себе. Она не стыдилась этих отношений, которые отношениями сложно назвать, просто не любила, когда что-то дорогое для неё становится всеобщим достоянием. Эми точно знала, что сегодня эта рыжеволосая красавица будет трещать на весь офис о том, что у Эммелины есть ухажер, который присылает ей посылочки с сладостями. Эммелина будет глядеть на Джессику умоляющим взглядом, просящим никому и ничего не рассказывать. На что девушка махнет рукой и убедит, что всё в порядке. Красавица что-то промямлит про свою подростковую любовь, которую принято в народе называть "щенячьей" и усядется за своё кресло. Эммелина просила Николаса пока не перегибать палку, да и это дело не назовешь тем рычагом, из-за которого можно завестить. Поэтому она решает напомнить Нику о чем просила его совсем недавно. Она прищуривается, со стороны можно было бы подумать, что она придумывает какую-то новую теорию, похуже той, что придумал Стивен Хокинг. Если бы это было реально, то над головой девушки тотчас бы появилась лампочка. Берет телефон и пишет сообщение в ответ на его посылку. "Целых пятьдесят семь дней, а ты посылаешь мне рахат лукум? А как же свечи, шампанское? Где же романтика?". Но не успевает добавить в сообщении слова о том, что это была лишь шутка, так как появляется в офисе начальник. Убирает телефон под стол и слышит звук оповещения. Глаза сами по себе зажмуриваются, а девушка опирает свой подбородок об ладонь. Украдкой смотрит на экран сотового и...Да, да она отправила сообщение, не успев даже дописать, что лишь шутит и не обязательно совершать какие-то романтичные дела. Ей и  без того, на сегодня, хватит романтики, что хоть отбавляй. Ей нужен день на раздумья, чтобы понять, как объяснить возлюбленному о его способах ухаживания за ней. Ему стоило бы попридержать коней, Эммелине не в первой встречаться с парнем, но тот юноша, который был год назад...Его и возлюбленным сложно назвать. Скорее всего, ещё тогда, она встречалась только ради того, чтобы кто-то рядом был. Сейчас ей не хочется облажаться с отношениями, попытаться выяснить, настоящие это чувства или же очередная блажь, которая пришла в её дурную голову.
Как бы ей не хотелось, чтобы Ник понял сообщение буквально так, как было написано. Как бы ей хотелось, чтобы он понял, что это шутка. Как же будет нелепо прийти с работы и действительно справлять пятьдесят седьмой день с их знакомства. Пятьдесят седьмой! Эммелина даже не считала эти дни, они просто шли для неё. Возможно, что она просто не заслуживает того отношения, с которым к ней относится Ник. Порой она даже не обращала внимания на обычные вещи, на которые обращает любая другая девушка. Ей просто не было свойственно зацикливаться на чем-то одном, особенно на каких-то датах. Откинув телефон куда подальше, она принялась за работу. Было необходимо отвлечься от всего того, что заставляло её сомневаться в правильности сожительства с Ником. Ей всего 17, а он ждет от неё того, чего ждать не обязан, да и не имеет права. Она всего лишь девушка, которая потеряла в этой жизни всё. Как же сложно вновь собирать себя по крупинкам, понимать и осознавать, кем являешься в этих очень трудных буднях. За весь рабочий день, она лишь иногда будет поглядывать на экран телефона, так и не заметив пришедшего сообщения. Ну и хорошо. Может быть, Ник даже не обратит внимания на её слова.

0

72

Получив уведомление от курьера о проделанной работе, Николас даже успокоился и немного расслабился, уютно расположившись на диване с коробкой поп-корна и банкой колы в руках. Невероятно, но факт: он сидел перед телевизором и что-то пытался высмотреть в этой бесполезной черной коробке. Себя парень вовсе перестал узнавать в последнее время, так что просто доверился стечению обстоятельств, будь, что будет. Ибо с возрастом люди меняются, а ради тех, кто им дорог, тем более.
Легкая дремота овладела парнем. Недолго поборовшись с дядькой Морфеем, он все-таки сдался сну и задремал, склонив голову на подлокотник. Ему снился океан. Бушующий, необъятный и таинственный. Его огромные волны с силой бились об острые, как бритва, скалы, казалось, открывая раны, но практически в ту же секунду излечивались новым потоком воды. Что означал этот сон, парень не помнил. Он видел лишь два силуэта, стоящих на краю обрыва. А, когда пришло время разглядеть их лица, сигнал телефона предательски оборвал странный сон, и Николас очнулся. Но сигнал больше не повторился.
Не иначе как сообщение пришло, - решил Хьюстон и потянулся к мобильнику. - Наверняка снова оператор достает очередным напоминанием о том, что "ваш баланс близок к нулю, рекомендуем пополнить счет".
То, что он увидел на экране, поразило и шокировало его еще сильнее. Ну да, куда уж там, сотовым операторам до любовных игр с лепестками роз, конфетами и интимным полумраком свеч. Николас застыл в ступоре. Он и не представить не мог, что Эммелина могла это написать. Неужели она все-таки прониклась его ухаживаниями? Зная неприступность и серьезность девушки, вряд ли бы Гарсиа купилась на завтрак в постель, который ей подали впервые. Наверняка это очередная ее колкость. Вполне остроумный ответ на посланные сладости. Парень усмехнулся и отложил телефон.
Твою ж мать!
Он и не заметил, как в приступе дремоты опрокинул тарелку с хрустящим лакомством, что уже стало входить в его привычку, от которой, как решил парень, необходимо было срочно избавляться. Закатив глаза и пару мгновений промедлив, Ник поднялся с дивана и, взяв веник и совок, быстро привел комнату в порядок и уселся в кресло, обдумывая отправленное девушкой сообщение. В голове вертелись разные мысли, и Хьюстон едва не разрывался между диким желанием отправиться в магазин и купить эти "конфеты-шампанское" и усесться в кресло за книгой и ничего не делать. У медали две стороны, и парню предстояло сделать выбор.
Просидев битый час в мозговом штурме, Николас не сумел придумать ничего более подходящего, чем просто приготовить вкусный ужин и все-таки купить бутылочку шампанского. Чисто на всякий случай, вдруг Эммелина скажет, что не шутила. К тому же кухня уже порядком соскучилась за парнем, и теперь Ник наслаждался каждым моментом, проведенным за плитой в импровизации над новым рецептом, пока Гарсиа пропадала на подработке. Странная все-таки она девушка. Говорит одно, думает другое, а в итоге делает третье. Но он уже привык.
Интересно, это все женщины такие?
Привыкай, Ник, тебе еще с ней долго жить, полагаю, - вмешался Внутренний голос.
В очередной раз одержав победу над своим внутренним "я", парень направился на кухню.<...>
<...>Скрежет ключа в замке заставил парня подпрыгнуть на месте. Он всегда по-особенному волновался возвращению Эммелины. Впрочем, он боялся отпускать ее - вдруг не вернется. Поэтому каждый новый вечер для Николаса был праздником.
Он летит в прихожую, улыбается. Помогает уставшей девушке снять туфли и принимает из ее рук сумку. Его глаза блестят в очередной идее, озарившей его дурную голову. Он молчит, ждет, когда девушка заговорит об указанной в смс-сообщении романтике или хотя бы сделает намек, чтобы парень, наконец, зашевелился. Но ничего не происходит. Выходит, он был прав, Эммелина все-таки пошутила. Замечательно, а он, идиот, уже столько всего приготовил.
Идиот, он и в Средиземье идиот.
- Как прошел день? - полагая, что простой, естественный вопрос разбудит в девушке разговорчивость, Николас провожает ее в гостиную и буквально заставляет ее усесться в кресло, после чего накрывает ее ножки теплым пледом, заботливо поглаживая. И как только девушки умудряются целый день ходить на таких высоких шпильках? - Полагаю, ты голодна. Одну минуту, у меня все готово, - тараторит, не дождавшись ответа, собираясь вернуться в кухонную часть комнаты, чтобы накрыть на стол. А внутри что-то подсказывает, что он совершенно зря торопится. Очень даже зря.

0

73

Весь рабочий день Эммелина корила себя за то смс, которое отправила и не подумала над тем, что Ник может воспринять все её слова всерьез. Она была бы рада отправить следом за этим смс другое, но всё это время ей пришлось не слабо поработать, чтобы её стажировка не прогорела зря, чтобы её смогли устроить официально. Может быть она относилась к этой работе слишком скрупулезно, но оно того стоило. Поэтому не удивительно, что приходя с работы, Эм могла не замечать многих вещей на свете желая лишь лечь на кровать и уснуть до следующего рабочего дня. Мало кого устроит подобная перспектива - жить, чтобы работать. Однако огромного выбора у неё не было и приходилось выдаваться по полной программе, не оставляя хотя бы что-то, что могло бы её не сломить. И Николас верно подметит, когда спросит девушку о том, голодна ли она. Ещё как! Той еды, которой ей дал Ник, хватило на обед, а сейчас был уже вечер и желудок жалобно пел серенады, дабы Эм услышала эти молитвы. Многие бы сказали, что Эммелине стоило бы присматривать за своей фигурой, имея такой плотный график работы. А заботиться ей было не о чем, никогда не было проблем с едой. Сейчас бы она съела ровно столько, сколько бы ей дали еды, да ещё попросила бы добавки.
Ник быстро уходит на кухню, кажется, он приготовил что-то на ужин и это несказанно радует Эм. Значит, он понял, что смс от Эм было всего лишь шуткой, которую Эммелина теперь будет считать самой неудачной. Звонок телефона отвлекает её от желания поднять свою пятую точку и проверить над чем там колдует Ник. Не сказать, что Эмма расстроилась из-за звонка -  ничего не сказать. Она поняла одно точно: не нужно попадаться начальству на глаза, иначе замучают с работой на дом. К сожалению, ничего против она не могла сказать. Ей придется, через силу, согласиться с заданным делом и сядет за журнальный столик, доставая из сумки блокнот с ручкой. Никогда прежде она не думала, что будет сидеть вот так, ещё даже не переодевшись в повседневную одежду и мучится над звонками между двумя согласующимися компаниями. Только этого бреда ей не хватало в жизни. Едва хватало нервов, чтобы не закричать от злости и не психануть и не послать всё к чертям собачьим. Подперев голову рукой, она грызла кончик ручки и набирала номер компании коллег, но те никак не могли поднять эту чертову трубку. Раздражение становилось сильнее, а понимание того, что до срыва остается совсем немного, всё чаще посещало её голову. На какое-то мгновение она и забыла, что хотела кушать и осталась наедине со своими проблемами. Радовало, что Ник был пока занят на кухне и не видит, как Эммелина вновь всю себя отдает  работе. Неужели взрослая жизнь такая отвратительная? Иногда хотелось оторваться от всего, отправиться куда-нибудь в лес, ночевать в палатках и просто отдыхать от всего городского, шумного, назойливого. Она точно знала, что смогла бы отдохнуть именно тогда и только тогда. Очередной звонок встревожит Эмму и она оторвется от собственных мыслей на какое-то мгновение. - Да, да, я звонила им, несколько раз,  они не берут  трубку...Поверьте, я сделала ровно столько звонков, что скоро..., - она не успевает договорить, как начальник перебивает её. - Я всё поняла и исправлюсь. До свидания, сэр, - Эммелина порядком расстроилась. Да и кто бы не расстроился? Откладывая телефон, она достает из сумки кипу бумаг и опирается об спинку стула, вытягивая ноги и потягиваясь на неудобном стуле. - Ник, я, пожалуй, не буду ужинать..., - с сомнением произнесет девушка, зная заранее, что у неё просто не хватит времени справиться с работой и поесть. - А ты что-то приготовил? - всё же ей было интересно, как постарался с этим делом сам Николас и где-то в глубине души надеялась, что время остановится, чтобы она смогла провести время с пользой для себя. Возможно, она бы наконец-то смогла нормально поговорить с Ником. Отныне их разговоры едва можно назвать таковыми, скорее просто мини-диалоги и Эмма скучала по юноше, одновременно с тем, ей не нужны были его чрезмерные ухаживания. Ей хотелось, как прежде, сесть с ним рядом на диване и разговаривать всю ночь.

0

74

Услышав фразу Эммелины о том, что она не голодна, парень аж тарелку из рук не выронил. Так у него сразу руки и опустились. Ну вот, скажите нормальному человеку, как уставший, измотанный за долгий трудовой день, человек, может быть не голоден? Вернее, сначала, восприняв идею об ужине с воодушевлением и блеском в глазах, а после так резко перемениться.
Женщины.
- Но, Эм, как же так? Я же так... а ты... но ты же..., - заикаясь, едва не сорвавшись на истерику (да что же с ним такое?), невнятно мямлит себе под нос. А разум продолжает недоумевать, что он в этот раз сделал не так. Совершенно обычный ужин, каких между ними происходило немало за лето. А, если быть точнее, пятьдесят семь. Возможно, он совершил величайшую глупость тогда, признавшись ей в своих чувствах, только чтобы остановить от побега. И постепенно начал замечать пропасть между ними, которая становилась все шире и глубже. А теперь еще и работа, в которую девушка нырнула с головой и которая наверняка послужила причиной ее отказа от ужина. Ну уж нет. Не будь он  упертым и настойчивым Хьюстоном, если не накормит Эммелину. Он делает глубокий вдох и, поставив тарелку с порцией еды на стол от греха подальше, уверенным шагом направляется к пересевшей за журнальный столик девушке, и убирает все рабочие бумаги на верхнюю полку трюмо. Все-таки, хорошо быть выше Эммелины, меньше соблазнов будет тянуться наверх за ними. А встанет на стул, так он непременно стянет ее с него и будет носить по дому до тех пор, пока она не успокоится и, как следует, не поест.
- Ты мне еще спасибо скажешь, - его голос наполняется повелительным тоном, словно он приказывает ей. - И вообще, на работе у тебя есть босс, а дома я, ну, то есть, твой..., - он делает короткую паузу, во время которой пытается сложить фразу до конца и определить для себя, кем он все-таки является для Эммелины. Результат мозгового штурма его не радует, - друг. Так что лучше не сопротивляйся. А то ты своим трудоголизмом быстро в больницу загремишь, а мне потом тебе апельсинчики носить.
Он буквально усаживает девушку за стол, вручает в руки столовые приборы и ставит перед ней тарелку с едой, после чего усаживается рядом и разливает по бокалам свежевыжатый апельсиновый сок. Вот и какая после этого романтика? Николас искоса поглядывает в сторону холодильника, где одиноко томилась бутылка охлажденного шампанского.
Прибережем на другой, более удобный случай.
- Рулетики из баклажанов, - сообщает о сегодняшнем меню и улыбается в надежде, что девушка в конце концов, оценит его труды. - И фаршированное куриное филе. Блюда, в общем, диетические, но питательные.
Он, как мужчина, заботился о фигуре девушки, когда трудится на кухне, а то небось, устроит ему вынос мозга с утра, когда, измерив свой вес, начнет кричать "Кошмар! Я потолстела на пятьсот тридцать два грамма!" Впрочем, он прекрасно знал физиологию Эммелины и ее волчий аппетит, чтобы беспокоиться о порче ее фигуры. Это, скорее, было последним, о чем стоило волноваться.
- Ты пойми, я хоть и выгляжу идиотом, желаю тебе добра, потому что я, - он прервался. Пожалуй, не стоило постоянно напоминать Эммелине о том, что он ее любит, особенно в такой момент, когда Гарсиа и без того на взводе, - я за тебя отвечаю. Потому что я тебя спас и теперь не позволю погибнуть. Тем более, от голода. А работа всегда подождет, не хватало еще сгубить себя раньше времени. Труд, конечно, сделал из обезьяны человека, но, как говорят, от работы кони дохнут, так что...
Он чуть слышно хихикнул и, подперев голову рукой, внимательно смотрел на девушку, словно гипнотизируя на дальнейшее поедание пищи. Но смотрел с немым обожанием. Она ему нравилась, несмотря на вздорный характер и фокусы, которые она времени выкидывала. Но ведь люди любят друг друга вовсе не за красивые глаза или его достоинства.

0

75

Он забирает её работу прямо из под носа и тем самым вызывает недовольство. Это чувство вполне обосновано - девушка не хочет оплошать перед начальством, от этой работы зависит многое. Не только будет ли она жить дальше с Николасом без зазрения совести, но и проверка собственной выдержки. Если она не пробудет долгое время на этой работе, то можно посчитать этот поступок полным провалом. Эммелина просто перестанет уважать себя. И это будет, опять же, вполне логичным. Устало фыркнув, она ничего не сможет поделать, кроме как смириться. Возможно, если она быстро запихает в себя еду, то успеет доделать работу, предварительно встав на стул, дабы достать необходимые бумаги. - Так что лучше не сопротивляйся. А то ты своим трудоголизмом быстро в больницу загремишь, а мне потом тебе апельсинчики носить. - Я не люблю апельсины, - проворчит девушка, но всего лишь в шутку. -Какое забавное слово "трудоголизм", совсем похоже на "акоголизм".  Девушка отложит ручку но всего буквально на несколько минут. Принимаясь за пищу, Эмма съест всего пару ложек и захочет запить чем-нибудь, но поблизости будет всего лишь апельсиновый сок. Тогда придется растянуть трапезу на долгое время, однако, страх перед потерей работы был куда ужаснее и мысли об этом никак не могли покинуть бедную головушку девушки. Облизнув губы, она откинется на спинку стула. Съела она не много, можно сказать, что просто поклевала, словно птичка. Но на нервах абсолютно отсутствовал аппетит к еде. Если несколько минут назад ей действительно хотелось есть, теперь же всю себя она отдавала работе,  не обращая внимания на друга и на его старания в готовке ужина. - Спасибо. Было вкусно, правда. Наверное, очень много времени заняло, - Эммелина улыбнется, потому что говорить ложь было бы глупостью. Николас действительно постарался и у него хорошо вышло. Ей бы хотелось, чтобы он подождал её с работы, тогда она смогла бы принять ванную и вместе с ним приготовить какой-нибудь ужин, совсем как несколько недель назад, когда они были..просто друзьями? Только был бы какой-нибудь другой день, выходной, когда она могла бы сполна ощутить заботу этого юноши. А именно сейчас, всё это внимание со стороны Ника было лишним, мешало и отвлекало. Сложно объяснить это человеку, которого не хочешь обижать, его вины в этом нет. Потянувшись рукой к бокалу, тут же передумает и вставая из-за стола, потянет за собой стул. Переставляя деревянный стул в плотную  к шкафу, поднимется и заберет бумаги. Почему-то совершенно забыла о своей фобии с детства - ужасного страха перед высотой. В последний раз, из окна она выглядывала ещё в маленьком возрасте и даже тогда она помнила, как же страшно ей было. Со временем страх должен был отступить на второй план...А вот и нет! Теперь Эмма боится вставать даже на стулья, глянув под ноги, станет не по себе и чуть пошатнувшись, неудачно встанет на пол. Резкая боль в ноге заставит юную девушку взвыть от неприятных ощущений и согнуть ногу в коленях. - Дурилка картонная, - естественно это описание идеально подходит для неё, так считала Эммелина. Только она могла получить ушиб, неудачно слезая со стула. Вот смеху то будет, если кто-то узнает! Какой позор. Зря то, что Эмма практически сразу решит пойти к себе в комнату. Но боль не прекратится и только станет сильнее. Зашипев от недовольства происходящим, она желала, что лишь бы Ник не всполошился по этому поводу. Ведь он может и умеет.  Сжав руки в кулачки, она присядет на диван и отложит бумаги справа от себя. Что же...Завтра с такой ногой не пойдешь на работу...Но дела закончить как-то нужно..

0

76

Слишком быстро прошел их ужин. В мертвой тишине. Николас даже не притронулся к своей порции, все надеялся, что девушка все-таки поймет его старания и хотя бы из уважения доест свою порцию. Но парень понимал, что если Эммелина лишится работы, то он может лишиться Эммелины. Поэтому лишний раз не наседал и, пробубнив несколько несвязных фраз, неспешно вылез из-за стола и на инстинктивном уровне начал собирать посуду и мыть ее. Что ж, этот раунд он проиграл, но пусть лучше он будет побежденным, нежели потеряет установившийся в последнее время, смысл жизни.
Стоя у раковины перед плотной струей теплой воды, парень вновь погрузился в свои мысли и начал рассуждать о своих неудачах. Возможно, он делал что-то не так, возможно, что девушке все это было не нужно. Женщина, она ведь вянет от избытка любви как цветок от обилия влаги. Поэтому с ними нужно обходиться бережно, но не переусердствовать в своей заботе. Поэтому Ник решил для себя, что когда Гарсиа закончит выполнять свалившуюся на ее хрупкие плечики работу, она выделит время и для него. От данной мысли парень аж взбодрился и обратил внимание на несчастную тарелку, которую он крутил в руках вот уже пять минут, усиленно натирая губкой так, что она уже скрипела от чистоты. Секунды потекли, как назло медленно, но ничего нет слаще предвкушения, и вот он уже видит момент, когда Эммелина совершенно невозмутимо тянет его за руку к дивану, они могут провести вечер за просмотром какого-то фильма, поедая груды попкорна, либо выйти на свежий воздух и прогуляться по ночному городу. Но, к сожалению, этого не произойдет.
Неожиданный, но негромкий взвизг девушки обрывает все фантазии, возвращая Николаса в суровую реальность. Он резко обращает взгляд в сторону комнаты, где находилась девушка. Эммелина стояла, чуть согнувшись и с усталым видом потирала ступню правой ноги. Что уже могло с ней случиться? Всего за пять минут! Николас бросает посуду и включенную в кране воду и подлетает к девушке. Беспокойно суетится вокруг нее.
- Ты в порядке? Сильно ударилась?
Он сначала не понимает, что девушка оступилась, поднимаясь на стул, чтобы достать рабочие документы, и в результате подвернула или растянула ногу. В любом случае ей было явно нехорошо, хоть девушка пыталась это скрыть по выжатой улыбке на лице. Какой же он идиот! Разумеется, Эммелина торопилась закончить ужин, чтобы скорее приняться за работу, порученную руководством ей на дом, но совершенно забыл, что закинул документы на самый верх трюмо. Выходит, девушка пострадала по его вине, и теперь он, как виновник происшествия, должен всячески ее поддерживать, чтобы ее ножка скорее зажила.
- Прости меня, - виновато шепчет одними губами, глядя из-под густой челки глазами брошенного котенка в надежде, что Эм не станет сердиться еще больше, ибо с самого утра она явно была не в духе по отношению к Николасу, -  и, раз уж я виноват, я сделаю все, чтобы ты пришла в себя, как следует отдохнула, а нога зажила.
Он улыбается, после чего поднимает девушку на руки и несет к дивану. Аккуратно опускает ее на диванную подушку, устраивая поудобнее, и взгляд ненароком останавливается на глазах Эммелины, а руки предательски надолго задерживаются на ее талии.
Очень неприлично столько смотреть на девушку и молчать, - подсказал вовремя вырвавшийся Внутренний голос.
Ник с большой неохотой отрывается от приятного занятия, после чего находит на соседнем кресле теплый плед и осторожно укрывает им ножки девушки, уделяя большое внимание ушибленной ноге, которую он аккуратно обматывает в плед, нежно поглаживая.

0

77

Девушка уже видела, как Ник стремится к ней и потому уже знала заранее его реакцию. Казалось бы, что живут они вместе всего ничего, но Эми знала практически каждую повадку и привычку Ника. Особенная его надоедливая привычка - преувеличивать проблемы. Эммелина хотела предупредить Николаса, что всё в порядке и это просто ушиб. Должно пройти немного времени, и подобное происходит частенько, если не так наступить на ногу. Но Ника не просто убедить в обратном, он принимает эту действительность сквозь призму своей реальности, в которой считает себя виноватым в этом небольшом происшествии, которое происшествием то назвать сложно. Эмма нахмурится от недовольства его высказываний. Но ведь он не виноват, зачем же просить прощения? И что уж тем-более, носить её на руках...Она бы и сама смогла дойти до дивана, хромая, но смогла. Возможно Эммелина уже просто утомилась и каждое движение и каждое слово Николаса воспринимала за неверное, раздражаясь всё больше. Вот, она мило улыбалась, а через минуту уже фыркала от чрезмерной заботы с его стороны. - Это всего лишь ушиб.  Я отдохну, если ты дашь мне поработать, - она говорит это слишком грубо, практически бросает эти слова ему в лицо, словно нарываясь на ссору. Она прекрасно понимала, что терпение юноши не резиновое, как и её. Сама себя она ощущала на грани срыва, которое было чревато плохими последствиями для них обоих. Эммелина даже кажется чувствовала, как кровь кипела от нервозности. Напряжение было слишком подавляющим. И был лишь один выход из этой ситуации - снова предпринять попытку сбежать. Скидывая с ног плед, Эмма отложит его рядом с собой и потянется к бумагам. Посмотрев на них, чуть ли не со слезами на глазах бросит их в сторону. Не было никакого желания снова хвататься за работу. Хотелось лишь отдохнуть, но Ник...Но Ник со своим вниманием подавлял Гарсиа. Переживая тупую боль в ноге, она встанет с дивана и пройдет сначала в свою комнату. Захлопнув за собой дверь, сама испугается шума, который создала сама. А затем примется переодеваться, но это всё настолько достанет её, что она бросит и одежду, за которую взялась. Всё, за что она хваталась, вызывало в ней дикую усталость, злость, а ещё сильное отвращение к самой мысли о предстоящих днях и делах. Ей никогда не нравилась перспектива работать офисным клерком, а тут становится им уже в 17 лет. То ли закон подлости, то ли закон жизни. Эммелина оставит телефон в комнате и не возьмет собой вещей. В офисной одежде, практически сразу после своего захлопывания дверями, выйдет из комнаты, пройдет в коридор. Там она быстро наденет кроссовки и не возьмет собой ключи, которые всегда оставляла на тумбе возле двери. - Пройдусь, подышу воздухом. Она не позвала собой Николаса, потому как считала, что сейчас ей нужно время наедине. Ник и без того суетлив, а если она останется в этой квартире ещё хоть на минуту, то ему явно несдобровать. Ник мог легко попасть под горячую руку Эммелины и затем они бы оба сидели, обидевшись друг на друга. Наверное, обижалась бы только Эми, но как же ей хотелось ошибаться в этом. Хотелось ошибаться в осознании того, что вся происходящая белиберда - это только её вина. Черт возьми, мне всего семнадцать! Почему это так сильно волнует меня?! Она не успела прожить и четверть своей жизни, а уже успела пожалеть о многих вещах. Нет. Ни в коем случае она не будет жалеть о своем знакомстве с Николасом. Подумать об этом - потерять частичку самой себя. Она имела к нему самые искренние чувства, но на данный момент, причиной её расстройств был не только он. К тому же, ей просто был необходим отдых. Всего-то. Закрывая за собой дверь, бросит небрежное "Пока" и в комнате станет намного тише, чем прежде.

0

78

Ну хорошо, она снова победила. Вот кому Николас готов проигрывать постоянно, так это Эммелине. Но что же это он сразу раскисает? Руки-то опускать ни к чему, надо сражаться, бороться и в итоге выходить победителем, как говорит тренер. Да, иногда можно расслабиться под влиянием определенных факторов и дать себя одолеть, но этим ты лишь покажешь противнику, что ты не так прост, как кажешься на первый взгляд, пустишь пыль в глаза, а как только соперник потеряет бдительность, нанесешь решающий удар. Вот уже семь лет это путеводный принцип Николаса.
Он нехотя выпускает Эммелину из чересчур цепких объятий и помогает ей удобнее устроиться. Мельком ловит ее недовольный взгляд и сжимает губы в смятении. Снова допустил ошибку. Этих женщин не угадаешь: сначала им нужно одно, выполняешь это, говорят, что уже не нужно и просят другое.
Привыкай, - подсказывает Внутренний голос.
Парень тяжело вздыхает и оставляет девушку наедине с собой, но продолжает краем глаза поглядывать за ней - как-никак, ногу повредила, ей в любом случае понадобится помощь. Видит, как та пытается сосредоточиться на работе, но тщетно, и лишь нервничает. Парень изгибает брови от удивления. Такой он еще не лицезрел Эммелину, каждый день открывая в ней все новые черты. И пускай, не любить же ее только за положительные черты, которые и вскружили голову. Хьюстон лишь нежно улыбается, несмотря на то, что девушка этого не видит, мало того, она, поднявшись на ноги, похрамывая, уходит в спальню.
Чудно, пусть отдохнет и выспится, работа подождет, - размышляет Ник, домывая посуду и составляя столовые приборы по местам. Наведя порядок в кухонной части гостиной, Николас включает телевизор и щелкает пультом в поисках хотя бы одной полезной программы вроде спорта или новостей. Сегодня лень заходить в интернет, чтобы их читать. Не найдя ничего нормального, юноша выключает бесполезный ящик, и вдруг взгляд его улавливает пару листков, забытых девушкой, когда та уходила прочь из комнаты. Окрыленный находкой, Николас едва не подскакивает на ноги и несется в комнату Эммелины, где, осторожно заглянув в комнату, проходит внутрь и молча кладет листки на тумбочку - вдруг пригодятся. Его внезапно осеняет мысль приготовить для девушки питательный витаминный коктейль, и он возвращается на кухню. Конец лета, надо набираться витаминов, к тому же, Эммелине необходимы силы для работы, она была слишком юна, чтобы нести на своих хрупких точеных плечиках столь серьезную ответственность. Слишком непривычно, наверное.
Бубня себе под нос незатейливую мелодию, парень нарезает различные фрукты на кусочки и заливает смесь натуральным йогуртом без добавок, добавляет небольшую порцию мороженого и ложку меда. Включает блендер и усиленно все смешивает, слегка пританцовывая. Со стороны, наверное, смотрелся сейчас глупо, но ведь он еще молод и учится радоваться жизни, ибо радости так мало было в его жизни...
Заканчивая взбивать содержимое, Николас выливает коктейль в бокал и украшает тертым шоколадом. Возвращается с готовым десертом в спальню и... не обнаруживает девушку в комнате. Неужели пошла принимать ванную? Дверь открыта, свет отключен. Ставит коктейль на тумбочку и осматривается. Неужели он ей так надоел, что она решила от него сбежать?
Она слишком устала, у нее болит нога, чтобы бегать прочь, зачем она это сделала?
В голове начался хаос, парень пока держал себя в руках и не паниковал, но, все же действовать решил быстро. Наспех переобувается и вылетает из квартиры, чуть не забыв ее запереть. Бегом спускается по лестнице, размышляя, куда могла пойти Эммелина. А если что-то случится?
Во дворе плотные сумерки, благо, спасают фонари. Внимательно вглядывается в каждую фигуру на улице, у нескольких знакомых по дому интересуется, не видели ли они девушку. Слава Аслану, одна молодая мамаша, выгуливающая своих двух деток, направляет его в кофейню.
Идиот, - проносится в голове. И как он мог забыть их любимое место?
Влетает в кафе и спустя пару мгновений обнаруживает Эммелину за одним из столиков.
- Что ты делаешь со мной? Я чуть с ума сошел, пока тебя разыскивал! - немного в приказном тоне молвит парень, пытаясь отдышаться от внеплановой вечерней пробежки. Ему не было понятно такое поведение девушки. Он вообще мало что понимал в этой жизни.

0

79

Она надеялась сбежать от суматохи, но суматоха побежала следом за ней. Ещё увидев Николаса в окне, Эммелина устало вздохнула и отправила официантку, так и ничего не заказав. - Подойдите минут через 30, пожалуйста. Как бы ей хотелось улыбнуться работнику кофейни, но выходит лишь подобие не совсем удачной попытки. Девушка будет следить за действиями Николаса, одновременно понимая, что ей придется объясняться. Но голове не было и единой здравой мысли, лишь какие-то глупые идеи о том, чтобы снова сорваться с места и уйти. Как же разъяснить Нику, что ей просто необходимо уединение, что его внимание и забота давит на неё так сильно, что она буквально задыхается. - Может и не стоило меня разыскивать? - отвечая грубостью на его приказной тон, меняется в лице и опускает голову, рассматривая подол своей юбки. Как бы сильно ей не хотелось обижать юношу, наверное придется. Противоречия, на данный момент, без приукрашивания, боролись в ней. Эмма хотела и успокоить Ника, убедить, что всё на самом деле в порядке, но в то же время, её страшно злила вся эта ситуация. Скорее всего, слишком много информации поступало в её бедную голову, нужно время, чтобы переварить и разложить по полочкам. - Извини, я сегодня сама не своя, - голос слегка сорвется, но она сдержит в себе эту чрезмерную эмоциональность. Раньше ей удавалось скрыть все свои мысли через маску оптимизма. Она и сейчас остается оптимистом, но иногда проскальзывали мысли о безнадеги и усталости. - Ты имеешь полное право злиться, но..., - она бы продолжила, если бы не сомнения по поводу того, как Хьюстон воспримет эти слова. Усаживаясь удобнее, мысленно поблагодарит саму себя за то, что выбрала не самое видно место в кафе. С её места видно всех, но саму её узнают не многие. Дело не только в освещении, девушка поменялась даже во всем своем виде. Уже нет места для шорт и маек, лишь строгие костюмы, туфли. Её облик был несколько удрученным: белоснежная блузка, классическая юбка и кроссовки, которые она успела надеть перед выходом. - Но мне кажется, нам нужно обсудить множество вещей, иначе я просто отказываюсь возвращаться домой, - вот такое не простое условие. Всё, что им нужно - это поговорить. Кажется, в последний раз они разговаривали только утром вчерашнего дня. И тот разговор тоже не был идеальным, лучшим из лучших. Эммелине, как и любой девушке, было необходимо внимание, но не в избытке, которое дополнял Николас. Девушка понимала, что Ник старается изо всех сил, но его старания перестанут цениться, если он продолжит в том же духе. Ну и Эмма знала, что Николас станет её слушать, если она приведет такое условие, как вопрос о её сожительстве с ним. Как казалось Эм, она слишком рано повзрослела. Потеряла контакт с близкими, живет у парня, который через несколько недель после знакомства, признался в любви. Разве это нормальная жизнь? Наверное, для кого такая жизнь была примером, которого стремились достичь. Но Гарсиа-младшая точно ощущала, словно сердцем, что что-то идет не так и в этом "не так" была её вина. Эммелина дождется, пока Николас решит приземлиться на стул и девушка не будет поднимать своего взгляда, просто потому что боялась увидеть разочарование в глазах возлюбленного. Ник, скорее всего, уже давно перестал считать её такой, какой узнал через месяц после знакомства. Сейчас она вновь предстала перед ним в виде той Эммелина, которая встретилась ему в первый день, когда она отталкивала, отправляла домой и желала всего наилучшего. - Ты заметил, что я в последнее время часто бываю раздражена. Я знаю, что не могу срываться на тебя, ведь в этом нет твоей вины. Однако, тебе не кажется, что иногда ты перебарщиваешь с заботой ко мне? Я вполне могу справиться и сама со многими проблемами, которые проблемами смешно назвать. Делая многозначительную паузу, Эмма оторвет свой взгляд от пола и теперь будет разглядывать мелкие царапинки на столе. Они ей казались куда увлекательнее, чем устраивать гляделки с Ником. - На работе на меня давит со всех сторон начальство. Я нахожусь под пристальным вниманием, потому что новичок. Прихожу домой...А тут снова внимание и давление с этих четырех стен. Мне казалось, что я нахожусь в каком-то ящике и воздуха все меньше и меньше.

0

80

- ...иначе я просто отказываюсь возвращаться домой...
До него доходят лишь обрывки ее фраз, но это условие буквально обездвиживает парня и не дает что-либо возразить. Николас на ватных ногах, пошатываясь, добирается до стула и обреченно падает на него, опустив руки. Всего лишь тремя словами ей удалось его ввести в такой транс, коего за ним давно не наблюдалось. Ему сейчас непонятно, отчего Эммелине не хочется возвращаться, чем ей так надоел ее дом. Возможно, в нем не хватает того уюта и родного аромата, к которому она привыкла в детстве, но ведь она не рассказывала практически ничего о своем прошлом. Это лишь Николас - открытая книга, и он с радостью раскрыл свои страницы для девушки. Впрочем, утверждение о том, что женщина должна оставаться загадкой, имеет многозначный смысл для него.
Он молча слушает звуки, которые срываются с губ девушки, не понимая, почему он ей так надоел. Он ведь старается ей помогать, да, Эммелина упорно твердит, что не нуждается в помощи, но она не видит себя со стороны. Она измотана до нитки и, отказываясь от помощи, лишь обманывает себя. Ну доведет она себя до нервного срыва, а что он будет тогда делать? Для него было важно благополучие девушки, которая запала ему в душу настолько крепко, что те роковые слова, которые она сейчас говорила в его адрес, задевали за самые чувствительные струны души.
- Почему ты мне сразу не сказала, что дело только в том, что я тебе противен? Ты не хотела видеть меня с кислой миной, которая наверняка повисла на моем лице сейчас, так? Не надо было меня жалеть, я переживу. Ты же не виновата, что я в тебя влюблен, - он уже говорит это без пауз, без стыда и пожирающего смущения, ведь никакого стыда в признании в любви вовсе нет, не стоит бояться делиться нежностью и теплыми чувствами с близкими, в частности с теми, кто в этом нуждается больше всего. Он прекрасно видел, как Эммелина борется с выпавшими на ее долю, трудностями, как справляется со всем в одиночку, ему казалось даже, что она страдает от одиночества, ведь никого, кроме парня она больше здесь не знает, но тем не менее, держится так храбро и стойко, что по внешнему виду никогда не угадаешь состояние ее души.
- Да, возможно, я где-то перебарщивал и вел себя слишком настойчиво. Но, знаешь, почему? Потому что я не ощущал ответа с твоей стороны!
Вот так заявления! Он говорит уверенно, чуть повысив обычный тон, но это придает ему силу, отчего Николас поднимается на ноги и теперь смотрит на девушку с высока - пусть видит, что он не сломлен, иначе она просто добьет его своим окончательным уходом. - Да, пусть я испытываю к тебе совершенно иные чувства, чем дружба, нежели ты ко мне... но все-таки, мы друзья. А дружба - это взаимность, это не только брать-брать-брать, дружба - это отдавать. Порой благодарность в виде простого и банального "спасибо" звучит сильнее всех красивых слов этого мира. Но я не услышал даже его, - он немного умиряет пыл, заметив, что едва не переходит на крик, и что немногочисленные посетители кофейни начинают озираться в их сторону. А Ник ненавидел, когда кто-то посторонний лезет в душу высверливающим, осуждающим взглядом, которые заметил сейчас, мол, нельзя кричать на женщину - "это не по-мужски".
- Исходя из всего, что сегодня произошло, и происходит который день, я делаю вывод, что ты... ты бесчувственная...!
Бесчувственная селедка? Блестяще, Ник, ты совсем уже того? - он мысленно ругается с Внутренним голосом, но что он может с собой поделать?
Сегодня Эммелина сама не своя. И свое неопределенное состояние через поведение, взгляд и фразы передала и Николасу. А он повелся на ее провокацию, о чем теперь жалеет. Он никогда бы не подумал, что накричит на это нежное и хрупкое создание, он вообще редко когда на кого кричал (обычно объектом его недовольства был только отец), но сейчас ему просто не удалось сдержать себя в руках. Возможно, потому, что он практически никогда не выбрасывал эмоции через слова, чувства придавали ему сил на тренировках, поэтому в жизни Николас отличался спокойствием. Он виновато глядит на Эммелину, у которой явно был шок от его поведения.
Ну вот, теперь еще и извиняться придется... Но она тоже не подарок - сама виновата!

0

81

Когда Ник встал со своего места, Эммелина почувствовала себя совершенно маленькой по сравнению с ним. Его повышенный голос был вполне ясен, но она совсем не ожидала такой реакции. Лишь через некоторое время заметит за собой то, как она сжала руки в кулаки и сложила их на груди. В голове складывалась картинка из прошлого, где дядя ей рассказывал одну старую притчу. Чем громе слова, тем тише чувства. Когда люди недовольны друг другом и ссорятся, их сердца отдаляются. Для того чтобы покрыть это расстояние и услышать друг друга, им приходится кричать. Чем сильнее они сердятся, тем громче кричат. Когда же люди близки, они не кричат, напротив, говорят тихо. Потому что их сердца находятся очень близко, и расстояние между ними совсем маленькое. Чем громче говорил Ник, тем сильнее было желание Эммелины продолжить ссору. Но ничего из этого не выйдет путного. Он говорит глупости, сам того не понимая. - Мне нужно было лишь терпение, ничего другого. Ты хочешь, чтобы я благодарила тебя за твою заботу, но эта забота лишняя, абсолютно непонятная для меня. Я не привыкшая, уж извини, - сама Эмма решила не повышать голоса, разъясняться в спокойном тоне. Не было ни сил, ни желания разругаться с Николасом в пух и прах. Разве ни у кого не случался такой момент, когда боишься подумать о том, что было бы, если бы в один день ты поменял свое решение? Эмма думала об этом слишком часто. Наверное Нику не пришлось бы не думать сейчас за двоих, а переживал бы только за себя. Эммелина не занималась бы дурацкой работой, которая ей отвратна, зато была бы вероятность того, что она оказалась пойманной теми двумя бугаями. - Мне сложно, Ник, очень сложно. Каждый день приходиться рассчитывать на неделю вперед то, что я должна сделать, куда сходить и зачем сходить. Жить, не зная как там поживает моя семья, не зная как найти с ними связь, выйти на контакт. Да, ты..Очень хороший человек, прекрасный и я  люблю тебя, - тараторя свою речь, она сама не заметила, как сказала нечто очень важное и продолжила лепетать, как маленький ребенок, - я не говорила тебе, что ты перебарщиваешь, потому что иногда мне кажется это очень милым. А иногда я злюсь на себя, потому что не имею права отвлекаться, потому что должна работать и зарабатывать деньги, чтобы не ощущать себя нахлебницей у тебя в доме. Под конец речи у Эммелины уже не хватало воздуха и поэтому она глубоко вздохнет и нахмурится. Переосмысливая свою речь, вспомнит что сказала некоторые слова, которые говорить было, пожалуй, ещё рано, но сказала она их на эмоциях, которые били через край. Может быть, ей давно надо было высказать всё, что лежало на душе? Но ведь и до этого были дни, когда они сидели на диване и беззаботно болтали о том, о сем. Однако, те разговоры были глупостью, дурачеством, а если заводились серьезные темы, то только по инициативе самого Николаса. Эммелина старалась избегать душевных бесед, она знала, что не сможет долго терпеть и не высказываться, вот и  старалась молчать, давая Нику шанс выговориться. Он рассказывал о себе и Эммелина внимательно слушала, а свои мысли оставляла при себе. Этот принцип был её мантрой и как же она должна была ослушаться своих же принципов? - Прости. Ты прав, ты не виноват, что влюбился в эмоционального нестабильного человека, - Гарсиа пожала плечами и закрыв лицо руками, почувствовала, как весь груз, который собрался за это время, упал с плеч. Стало легче дышать, а видеть она стала намного лучше. Словно вся эта усталость была какой-то оболочкой, которая закрывала её от внешнего мира.

0

82

Она, наконец, признала свою слабость и рассказала Николасу все, что чувствует за последние недели. Парень с разинутым ртом внимательно слушал каждое слово, что она говорила, совершенно недоумевая, почему она столько времени держала все это в себе. Это было странно - наблюдать за такой Эммелиной, резкой, готовой больно уколоть, но решительной и несгибаемой. С каждой новой минутой он изучал все новые ее черты, словно прочитывал книгу,одну из тех, что берут за душу, и, как любят хорошую книгу, отчетливее понимал, что из этого водоворота, который поглотил его сердце, ему уже не выбраться.
Удивительные существа - женщины. Обладают невероятной силой воли и мужеством. Они ни за что на согнутся под гнетом жизненных проблем, не явят наружу своих слабостей, не примут помощи, полагая, что своей самостоятельностью смогут доказать мужчинам - якобы сильному полу человечества, что они не так слабы, коими кажутся. Николас не переставал восхищаться этому. Его взгляд смягчается, а сердцебиение постепенно приходит к обычному ритму. Он чуть приближается к Эммелине, которая в пылу столь проникновенной речи поднялась на ноги и теперь решительным взглядом смотрела прямо ему в лицо. Даже стало немного неловко от прямого, сверлящего взгляда, но уже также смягченного. Гарсиа немного успокоилась, это было видно.
-... ты... Очень хороший человек, прекрасный и я  люблю тебя...
Ну что же... ЧТО???
Его зрачки расширяются от услышанного секунду назад, но парень до сих пор не может осознать произнесенные слова. Просто не может поверить, что Эммелина, после всего того, чем он ей надоел за последнее время, после его раздражающих попыток привлечь ее внимание может чувствовать к нему нечто нежное и чувственное. Его губы задрожат, а руки затрясутся. Больше ничего Ник не слышит вокруг себя, не замечает. Они видит лишь перед собой Эммелину, которая явно что-то пыталась ему доказать, но он не слышал более ни слова. Показалось, что он лишился слуха, да и вообще оказался в другой реальности. Возможно, так и признаются в своих чувствах? Кто знает. К сожалению, этого матушка поведать сыну не успела, спасибо хоть за то, чему успела научить. В любом случае можно было смело утверждать, что сейчас Николас был счастлив, как никогда прежде... даже счастливее, когда Эммелина, все-таки, согласилась остаться.
Широко улыбаясь, он мысленно ругает себя за чрезмерную настойчивость, с которой доставал девушку с первыми лучами солнца. Женщина - она ведь вянет от избытка внимания, как цветок от обилия влаги. Лучше не замечать, и тогда она сама найдет тебя и пожелает то, что ты можешь и не можешь исполнить. Вот тогда и нужно смело браться за приятности, разумеется, с умом браться, а не так, как он сегодня. Идиот, он и в Средиземье идиот.
В глотке пересохло, казалось, язык к горлу прилип. Чего стоять, как безмолвный истукан, ничего не предпринимая, необходимо было спасать ситуацию, дабы она не закончилась также, как началась - катастрофой. В надежде, что Эммелина его дождется, парень быстро отходит к барной стойке и просит налить стакан воды. Осушив залпом три стакана, он возвращается к девушке и с уже с прополощенным горлом готов говорить свой неполноценный спич.
- Я все понял. Глубоко каюсь и признаю свою вину, - отвечает горячо, на одном дыхании, после чего решительно выдыхает, одной рукой притягивает девушку за талию к себе, а другой держит ее руку и впивается в ее сладкие губы теплым поцелуем. В душе, конечно, осталось смятение, что он снова творит глупости, но сомнения ушли, стоило лишь почувствовать, как она доверяет ему.
Ну, наконец-то!
И тут он понял: в любой непонятной ситуации - целуй девушку.

0

83

ПРОСТ

Надежда - это то, что сопровождает нас в отношении к испытаниям. Это то, что придает нам силу не сломаться и утонуть в пучине тьмы и уже не выбраться. Нельзя терять надежду, иначе испытание, посланное Господом, будет провалено, и второго шанса что-то исправить уже не предоставится.
Кто-то говорит, что нам написана на роду та или иная судьба, и пишется она задолго до нашего рождения. Вот здесь ты можешь упасть с велосипеда, а вот в этом месте ты взмываешь над облаками, прыгая с парашютом. А вот здесь тебе предначертано вести борьбу с сильнейшей болезнью, и исход этой битвы зависит лишь от тебя...
Мамочка... мой милый цветочек, моя солнечная, золотая лилия, что распускает свои лепестки и тянется к солнечному свету, вбирая теплоту и нежность его утренних лучей. Я никогда бы не подумал, что мне будет так страшно жить, страшно просыпаться каждое утро, зная, что больше можешь не услышать ее голос, не ощутить прикосновений ее теплых, ласковых рук. Она очень любит эти цветы - под стать ей яркие и жизнерадостные. Но сейчас она даже не улыбается.
И вот ты набираешь номер больницы, в которой она проходит лечение с замиранием сердца, биение которого прерывается, пока ты не услышишь ее голос. Уставший, но жаждущий жить ради них, ради сыновей. И ты успокаиваешься и продолжаешь жить до следующего звонка...
Я вчитываюсь в мифологию любимой истории, "Хроники Нарнии". Как детально прорисован образ Создателя, льва Аслана, спасителя, того, что своим рычанием заставляет раны затянуться, а души петь. Хотел бы я очутиться в сказке, превратиться в мальчика Диггори Кёрка, который присутствовал в миг сотворения Нарнии, познакомился со сказочными тварями, помог изгнать Колдунью на Север, и Владыка Аслан вознаградил его исцеляющим яблоком с волшебной яблони, которое излечило его тяжело больную матушку. Жаль, в жизни так не бывает. Чудеса есть, я чувствую, как они бродят рядом, просто в пору невзгод и тягот, под натиском ненависти и бесконечных войн люди совсем разучились верить в чудо, но все хотят волшебного разрешения своих проблем.
По первому зову отца я бросаю книгу и оказываюсь в суровой реальности, где все отнюдь не так чудесно, как в книге. Мы втроем направляемся в госпиталь проведать маму, я крепко держу шестилетнего Бэрри за руку. Я знаю, что ему также, а, быть может, еще сложнее переносить испытание, которое рухнуло на наши юные плечики. И вот мы медленно, чтобы не нарушить ее покой, входим в палату.
Она продолжает увядать на глазах, словно цветок, нуждающийся в свежей спасительной влаге, но который забыли полить. Она смотрит на тебя устало, в глазах пустота, и лишь еле заметные слезы выражают ее состояние. Она не может сказать, но это и без того заметно, что она мучается. Но продолжает улыбаться через силу и успокаивать, утверждая слабым голосом, что чувствует себя хорошо, а болезнь страшна только лишь с виду.
Еще недавно матушка радовалась жизни, читала тебе на ночь сказки, танцевала до упаду на берегу блестящего озера, рассказывала невероятные истории и обучала жить, чувствовать, дружить, помогать людям. И вот ты здесь: держишь ее за руку и видишь конец.
Первым, что я почувствовал, был резкий рваный удар, нанесенный в область груди, там, где еще мгновение назад билось сердце. Теперь же вместо него зияет огромная рана, кровоточащая фонтаном, который не под силу унять. А дальше потемнело в глазах, сухих - словно болезнь мамы осушила еще и их. Соленый ком боли медленно подступает к горлу и застревает, преграждая дыхание. Я задыхаюсь. Мне трудно дышать. Рот открывается под натиском струящейся изнутри боли, но ни звука не срывается с губ - я совершенно не в силах что-либо произнести. Хочется кричать, и крик этот наверняка больше бы походил на рев раненного зверя, нежели голос двенадцатилетнего мальчишки, который только что потерял ту, которую ценил больше всего, ту, которую боготворил и чей образ видел в своих снах. И, наконец, сердце осознает случившееся, а душа начинает плакать горючими слезами, которые, кажется, обжигают щеки, по которым текут соленой дорожкой.
Мама умерла.
А вместе с ней засохла и ярко-желтая лилия, что я подарил на её день рождения, который был в прошлую субботу.

0

84

Berengar Houston
Семья
Ты многое для меня значишь. Мы с тобой многое пережили и переживаем. Да, я редко навещаю тебя, и в этом мне огромный минус. Но мы - Хьюстоны, мы никогда не бросаем друг друга, как бы не относились друг к другу. Я стараюсь, правда. И ты мой самый лучший друг.
Chandler Houston
Семья
Я виню тебя в смерти мамы. И, пожалуй, всегда буду считать, что ты причастен к ее гибели. Но ненависть моя с каждым днем угасает, я надеюсь, что когда-нибудь она минует нас, и мы заживем дружной семьей, какой никогда прежде не жили...
Emmelina Garcia
Любовь
Я тебя выручил однажды и тем самым принес в свою жизнь множество перемен. Я впервые полюбил. Горячо. Страстно. Отчаянно. Нежно. Да, мы с тобой близкие друзья, и мне страшно нарушать ту идиллию, которая между нами установилась. Я надеюсь, ты однажды полюбишь.
Charlotte Green
Преподаватель
Ты невероятно хорошая женщина, умелый преподаватель и заботливая мать. Надо же, но мы с тобой очень дружны, несмотря на разницу в статусе. Ты строга со мной на семинарских занятиях, но обожаешь за то, что я помогаю тебе с дочкой.
Meili Wang
Соседка и ангел-хранитель
Ты появилась в нашей с Эммелиной жизни совершенно внезапно, хотя здесь больше подходит слово "ворвалась". Тебе постоянно от меня что-то надо. И ни один день не обходится без твоего визита к нам. Если бы мы знали, что этим ты выполняешь задание, наверное относились бы к тебе иначе.
Brianna Vause
Наставник и лучший друг
Если в нашем районе суматоха, все знают - это Ник и Брианна. Несмотря на немалую разницу в возрасте, мы невероятно дружны, мне с тобой интересно, я многому у тебя учусь, не просто оттачивая навыки в плавании. Мы проводим минуты отдыха после тренировки, отрываемся на полную катушку и едим сладости.

0

85

Как понять, что тебе грустно без близких? Просто смени место проживания и год не вспоминай о предыдущей жизни.
Честно говоря, Николас порядком скучал по тем суетливым дням,проведенным в семейном гнезде с братом и отцом. Впрочем, ему стало несколько легче, когда парень сменил обстановку. В любом случае в новой квартире было меньше предметов и воздуха, напоминающих ему о покойной матери.
Николас вздохнул и взглянул на доску, на которой профессор Кёрк чертил какие-то причудливые диаграммы по кейнсианской теории. Надо ли говорить, что парень порядком скучал на занятии, ибо за окном была совершенно ясная и прекрасная погода, ярко светило солнце, а легкий ветерок чуть слышно шептал "бросай учебу и ступай на воздух".
Надо как-нибудь позвать Бэрри на прогулку. В зоопарк сходить или в парк развлечений..., - пронеслось в голове. Честно говоря, Николас скучал по младшему брату, но отчетливо понимал, что меняющийся едва ли не каждый день мальчишка может быть занят своими важными дружескими делами. Беренгар отличался невероятной добротой, ровесники тянулись к нему, и немудрено. Хьюстон-средний даже иногда завидовал этой невероятной способности брата в два счета заводить друзей. Ему хотелось обладать такой же способностью, но нет, Николас все-таки был одиночкой во всех смыслах. Нет, он не чурался шумной компании приятелей, но вечера предпочитал проводить в обнимку с интересной книгой, считая, что от многостраничных друзей больше пользы. Прагматик, что еще скажешь.
От мозгового штурма парня отвлек громкий звонок мобильного телефона, так что Ник и сидящий рядом одногруппник вмиг подпрыгнули на месте.
- Хьюстон! - рявкнул преподаватель, и парень виновато взглянул на мужчину, пряча телефон под столом, но еще отчетливо слыша его сигнал. Бросив взгляд на экран, Николас увидел незнакомы номер - городской - и попытался вспомнить, какой организации или кому он принадлежал. Внезапно его осенило.
- Профессор, можно я выйду? Очень срочно.
Не дождавшись ответа, парень сорвался с места и пулей вырвался из наскучившей ему аудитории. Звонили из больницы. Что могло случиться? Он в порядке, быть может, что-то с его родными?
- Алло, - голос задрожал и застыл в недоумении, когда медсестра сообщила в трубке, что некий Беренгар Хьюстон нуждается в срочной госпитализации, но в связи с невозможностью дозвониться до их странного отца, необходимо было присутствие совершеннолетнего близкого родственника.
Не дождавшись, пока женщина договорит, парень вырубил звонок и глубоко выдохнул. Что могло случиться с Бэрри? Недавно он слышал о том, что младший брат влез в драку, но, как подумал Хьюстон-средний, скорее, его просто побили. Тогда он не придал этому особого значения, да и был слишком занят составлением доклада для новой конференции. Но сейчас он плюнул на важный предмет - родной человек был куда важнее.
Николас вышел на улицу. Дуновение ветра освежило его мысли и немного успокоило, несмотря на то, что парень просто стоял и судорожными глотками хватал воздух. Ему было нечем дышать, руки тряслись, а сердце колотило в груди так, что, казалось, вот-вот вырвется наружу. Но парню необходимо было успокоиться, ибо ему еще за руль садиться, чтобы скорее доехать до больницы.
Наконец, пик шока отпустил его, и Николас тяжело выдохнул. Нельзя было терять ни минуты, и Хьюстон-средний быстро отыскал свой автомобиль на университетской парковке и, взгромоздившись на водительское сидение, завел мотор.
Пристегнуться не забудь, придурок! Хочешь лично загреметь в травматологию? - напомнил как раз кстати высунувшийся Внутренний голос.
Точно, прости, - извинился перед собой Николас и выполнил необходимые меры безопасности.
До больницы, где, по сообщению медсестры, находился Беренгар, ехать предстояло около получаса. Ну, если не считать, пусть и незначительные, пробки. Ник, казалось, считал минуты... нет, секунды до места прибытия и молил, чтобы время текло быстрее...
Зачем мы торопим время? Оно и без того летит стремительнее ветра, не остановишь. Порой мы молим часы, дни, годы, в надежде что те смилуются над нами и замедлят свой бег. Но иногда время играет слишком нечестно, и мы не успеваем сделать то, что планировали, в частности, сказать теплые слова тем, кого любим.
Добравшись до нужного здания, Николас вышел на воздух и запер автомобиль. Осмотрелся. Пожалуй, он впервые в жизни находился в этой клинике, во всяком случае, насколько он помнит.
Найдя вход, парень вошел внутрь и, предъявив паспорт (как предусмотрительно, что он всегда носит все необходимые документы с собой!), подошел к окну регистрации.
- Мне звонили по поводу госпитализации Беренгара Хьюстона, - он говорил прерывистыми фразами, словно пытаясь вспомнить слова, которые забылись от шока, - к сожалению, наш отец не может присутствовать. Меня зовут Николас, я его брат.
Девушка в окошке немного порылась в компьютере и достала какие-то бумаги.
- Подпишите здесь.
Николас взял в руки авторучку и попытался начертить личную подпись, но руки не слушались. После пяти минут упорной борьбы с показавшимися бесполезными конечностями, закорючка все-таки была проставлена на бумаге, и парня проводили в палату, предварительно выдав ему белый халат, и объяснили всю ситуацию. Страшно, удивительно, но благородно.
Войдя в комнату, где находился Бэрри, Николас медленно подошел к кровати и сел рядом.
- Эй, дружище..., - осторожно взял руку мальчика, похоже, что тот спал, - как же ты меня напугал...

0

86

Николас внимательно всматривался в каждую мышцу детского личика в надежде, что хотя бы что-то на нем дрогнет, и Беренгар, наконец, очнется. Парень мысленно ругал себя за то, что он не был рядом с братом, не уследил, и тем самым навредил мальчику. Возможно, он лишь преувеличивал свою вину, ибо Бэрри временами был чересчур настойчивым, не удивительно, что случился такой вот исход как плата за его чрезмерную доброту. В любом случае Ник должен был во всем разобраться, чтобы понять, как помочь брату, которого Хьюстон-средний продолжал держать за руку, которая чуть пошевелилась, что заставило парня вздрогнуть.
- Нииик! - простонал мальчик, после чего медленно открыл глаза и слабо захлопал ресницами. Николас невероятно обрадовался тому, что мальчик очнулся и теперь был в полном сознании.
Бедный мой, - пронеслось в мыслях, и Николас протянул руку к голове брата, слегка поглаживая мальчика по волосам. Тот, по всей видимости, был рад видеть старшего брата рядом в такой момент.
Сердце медленно вернулось на место, и парень даже удивился тому, что не лишился его, испытав невероятный страх за Беренгара. Он не мог потерять брата, ни за что. Второй потери близкого человека он не переживет, ибо только недавно научился жить без матушки и без сковывающей грудь, боли.
Бэрри говорил, что просто устал, в надежде успокоить родственника, но ведь Ник прекрасно понимал, что дело было вовсе не в банальной усталости. Он должен был дать понять браты, что он готов выслушать очередную невероятную историю из его уст, готов помочь решить проблему и сделать все, что от него зависит, чтобы помочь брату.
- Расскажи мне что-нибудь, а? Ну скажи жи же, у тебя ведь все в порядке?
Николас только кивнул. Как он мог в данный момент говорить мальчику о своих проблемах? Наверняка он теперь проблем в университете не оберется. Он уже мысленно представил картину, на которой ему устраивают полный разнос головного мозга в деканате или, того хуже, отчисляют за неповиновение преподавателю.
Пусть делают, что хотят, близкий человек куда важнее ваших скучных лекций, - решил парень про себя и улыбнулся брату.
Он смотрел на Беренгара и молчал. Но не прекращал улыбаться, пытаясь показать, что все хорошо и все будет хорошо. Странно, Ник просто потерял дар речи, это была редкость, зная Хьюстона-среднего. Что поделать, ситуация просто не давала разговориться.
- О, мальчик проснулся? Значит, я вовремя. Пора делать процедуры.
Какого...?
Услышав голос проснувшегося маленького пациента, в палату буквально влетела в прямом смысле мучительница в белом. Я прекрасно знал, что Беренгар не выносит уколов, и пугать мальчика вот так было просто безжалостным. Бэрри закричал и начал дергаться, дабы женщина его не смогла схватить, а Николас засуетился рядом, пытаясь помочь и медсестре, и брату, но вместо этого лишь мешал обоим.
- А ну стоп! - рявкнул Ник, и женщина едва не выронила поднос с медицинскими принадлежностями из рук.
Странно, что голос прорезался, парень считал, что вообще не сможет ни чем прервать это безумие. Поэтому сейчас он пытался обдумать, что ему делать дальше.
- Вы такая помешанная на своей работе, что не видите дальше собственного носа, - Хьюстон-средний начал отчитывать медсестру за ее невнимательность, - он ребенок, а не двухметровый амбал, разве Вам непонятно, что он боится? - женщина начала было оправдываться, но Николас даже не позволил ей открыть рот. - А ну, дайте сюда, - парень выхватил поддон из рук женщины и внимательно рассмотрел препараты, которыми она собиралась накачать ребенка. Брезгливо отложив два шприца, Ник буквально рассвирепел. Зрачки глаз налились кровью, он схватил шприцы и, подойдя близко к так называемой помощнице врача, едва не выколол её глаза иглами. - Вы что, решили мне брата угробить? Кто Вам позволял брать лекарство, содержащее сульфонамиды? Вы что, его медицинскую карту не читали? У мальчика на них аллергия острейшей фазы!
Женщина неловко заизвинялась и, захватив поддон со всем лекарством удалилась, пообещав исправить свою оплошность. Довольный своей победой, Николас обернулся к кровати, на которой вылезший из-под одеяла Беренгар, ошарашено смотрел на старшего брата. Парень улыбнулся и присел рядом.
- Не бойся, я тебя никому в обиду не дам, - парень подмигнул Бэрри и снова взял его за руку. - Ну, расскажи, что с тобой стряслось, дружок.

0

87

ВАС НЕ ЖДАЛИ

Дзынь...дзынь...дзынь...
Какого черта? Сегодня же нет занятий или экзаменов. Я отчетливо помню, что не заводил никаких будильников. Нахрена тогда этот занудный айфон трезвонит в такую рань?
За окном едва проснулось солнце и теперь через большое окно заглядывало в гостиную комнату, где вот уже которую ночь Николас проводил в объятьях дядюшки Морфея. Ничего особенного, просто парень по доброте душевной уступил свою комнату недавно поселившейся в квартире девушке, которую на днях спас от беды. Впрочем, лето набирало обороты, ночью было невероятно жарко, и спать в просторной гостиной, да еще и открытым настежь окном было куда приятнее, нежели в крохотной душной спальне.
Телефон не прекращал шуметь, и Николас, наконец, не выдержал и, пытаясь разлепить глаза, протянул руку к журнальному столику в надежде нащупать телефон.
- Алло.
Звонил отец, чудно. И Николас надеялся, что это всего-навсего была очередная шутка Хьюстона-старшего, чтобы даже в свой выходной сын не расслаблялся и не спал до обеда. По правде говоря, парень любил поспать, но теперь, учитывая обстоятельства, ему было особенно не до сна. Нужно было соответствовать званию хозяина дома, держать квартиру в чистоте, завтраки, беды, ужины и тому подобное, особенно, перед девушкой, что сейчас носит интересное название - выпендрежность.
- Как будешь через десять минут? - громко вскрикнул Николас от неожиданности и резко приподнялся на диване, широко распахнув глаза. Сон словно ветром сдуло.
Что ему понадобилось с утра пораньше от сына? Но ладно, допустим отцу захотелось увидеть Николаса, допустим, у него есть какое-то дело, но зачем было появляться в семь утра да еще и так внезапно? Мало того, что в комнате, где парень спал, сейчас зиял такой бардак, что черт ногу сломит (накануне вечером Ник уснул перед телевизором, так что содержимое чашки, в которой был попкорн, рассыпалось по полу), так вдобавок ему придется отчитываться перед отцом, что у него делает девушка. Разумеется, отец не будет против, однако, такую новость нельзя было обрушивать на человека так сразу, в частности, потому, что это было весьма неожиданно со стороны сына сообщить такую новость. Ибо все близкие прекрасно знали, что Николас вряд ли решится поселить в доме представительницу прекрасной половины человечества, хорошенько не обдумав прежде.
Итак, что ему сейчас делать? Пока он пытается осознать услышанное в трубке, время продолжает стремительно нестись, и наверняка вместо обещанных дести минут у него осталось всего восемь. У них.
Вспомнив про Эм, Николас подскочил с дивана и, наспех запихивая ноги в домашние шлепки, понесся в соседнюю комнату. Разумеется, ему не хотелось доставлять девушке неудобства, но один он не справится, не теперь. Надо же, какая ирония. Пару дней назад он в легкую уложил двух бугаев с пистолетами, а оказаться один на один с отцом в назревающей беседе парень ужасно боялся.
Осторожно приоткрыв дверь спальни, Николас заглянул в комнату и на цыпочках приблизился к постели, на которой тихо посапывала Эммелина. Опустившись на корточки у кровати, Ник заглянул в лицо девушке.
Надо же, она даже спит красиво...
Он не позволял себе комплиментов, разве что в мыслях, но Эми ему нравилась. Она была воплощением нестандартной, но весьма привлекательной  внешности, скрытности и легкости. С ней было, о чем поговорить, и чем полюбоваться. И юноша надеялся, что она задержится у него надолго, в любом случае, он хотел узнать ее поближе. Легкая улыбка возникла на лице, а рука инстинктивно потянулась к упавшему на глаза черному локону. Аккуратно убрав его с лица, Николас тяжело вздохнул, ему не хотелось нарушать сон девушки. Но сейчас он, как никогда, нуждался в ее поддержке, ведь они еще не придумали, что будут говорить окружающим.
- Эм, проснись.

0

88

ЛИЛИИ
Испепеляющая жара нещадно палит кожу, асфальт, кажется, расплывается под ногами при каждом шаге, редкая пустота в будний день заполонила улицы города, кое-где промелькнут люди, несущиеся от жары на работу, с работы, обеденный перерыв... это лето... Мало кто в такую погоду выползет из дому без крайней надобности. Кроме него.
Николас медленно брел по тротуару, взглядом подбирая каждый камешек под ногами, разглядывая витрины магазинчиков и отражающееся в их стеклах свое отражение. Его не пугала испепеляющая жара. Ибо в такие дни его ничто не пугает, а все внутри наполняет грызущая душу пустота. Раз в месяц он вспоминает матушку и впадает глубоко в себя, и никому не удается растормошить его с утра и до самого вечера. В эти дни, кажется, юноша чувствует близость к Создателю, когда не принимает вовнутрь пищу, лишь пьет воду, а сегодня это очищение ему далось на удивление просто. Почти допитая бутылка минеральной воды в руке ждет своего часа и уже порядком нагрелась на солнце. Мама любила ловить на себе его мягкие лучики и, расправив руки, словно крылья, подняв глаза кверху, любовалась небесным светилом. А тогда еще маленький Ник завороженно любовался матушкой и учился воспринимать мир также, как и она. Наверное, поэтому парню так хочется увидеть мир, путешествовать, попробовать на вкус приключения и прикоснуться к заграничным традициям.
Свернув за угол, в менее широкую улицу, Николас словно в другой мир попал. Если на главном шоссе изредка попадались суетливые люди, то здесь царила полнейшая тишина и гармония. И вот взору Ника предстал цветочный магазин с открытой витриной, на которой под жестким взглядом солнечных лучей томились все еще живые цветы и, казалось, из последних сил боролись за жизнь. Юноша был бы рад им помочь, но это было не в его власти, к тому же, у него сегодня был день не из таких, когда стоит бороться. И он непременно прошел бы мимо, но его взгляд зацепил желтые, почти как солнце, лилии.
Их благоухание и блеск вмиг затронули душу и заставили замереть в неведении. Юноша словно на ватных ногах подошел ближе к прилавку и уставился прямо в их ядовито-желтые глаза, которые, казалось, молили о помощи, но держались более стойко, нежели их собратья по несчастью, которых вырастили на потеху людям, что выкинут ставшие ненужными цветы через день-другой.
Вообще-то, Николасу нравился сей объект праздника, и цветы непременно являлись атрибутом ухаживания за девушками, но только не сегодня. Ибо лилии были любимыми цветами матери.
Юноша смотрел в глаза цветов, словно в мамины, и просто утопал в своих воспоминаниях...

0

89

Кто говорит, что растения и животные не могут думать и чувствовать, глубоко ошибается. Глядя в глаза лилиям, Николас будто начал понимать цветы, а они его. Их мерцание побледнело, и они понимающе уставились на юношу своими лепестками. В мыслях послышался голос матери, чей образ яркими красками вспыхнул перед глазами и вовсе не собирался его покидать. Наверное, он весьма странно сейчас выглядел со стороны, но улица была пуста, да и мнение окружающих его не особо волновало. Ведь у каждого в жизни бывают моменты, когда он грустит, предается воспоминаниям, скорбит по усопшим и молится о здравии близких.
За прилавком мелькнула чья-то тень, и перед лицом возникла женская фигура, которая с любопытством оглядела юношу с ног до головы, а особенно всмотрелась в лицо, после чего произнесла, тем самым, отвлекая Николаса от его глубокого погружения в мир души:
- Будешь так долго стоять под солнцем- напечёт.
- Эмм..., - лишь невнятно промычал юноша в ответ и словно очнулся. Инстинктивно потрогав затылок и макушку - кипяток, хоть ставь жарить индейку, впрочем, сейчас не День благодарения - Ник тряхнул головой и, отогнав представления о цветах и жизни иной, мысленно извинившись при этом перед матушкой, обратил внимание на новоиспеченную собеседницу, которая с искренней улыбкой желала утащить редкого для такой погоды посетителя магазинчика подальше от жары и прямых солнечных лучей.
- Зайдёшь на чашечку чая или чего-то прохладительного?
- Прохладного? - не до конца отойдя от путешествия "в себя", Николас обнаружил, что в его правой руке все еще были остатки воды в бутылке, и вдруг его осенило. Открутив колпачок, юноша аккуратно сбрызнул лилии остатками минеральной воды, и те благодарно будто вновь оживились. - Ну, разве что совсем ледяного, - на ходу выбросив пустую бутылку в урну, Ник спрятался под козырьком и оказался в тени небольшого помещения и легкой прохладе кондиционера, - от тех капель все равно уже не было бы толку.
Николас махнул рукой и огляделся. Он впервые очутился так близко в настоящем цветнике, и это навело невероятное чувство на юношу. Нос уловил ароматы самых разнообразных цветов - от классических алых роз до гибискусов, а в груди разлилось приятное тепло. Глаза вдруг начали искать местечко, куда можно было бы плюхнуться и перевести дух. Ник вдруг вспомнил, что гуляет на жаре с самого утра, и уже порядком подустал, а ноги вдруг стали настолько тяжелыми и неподъемными, что сами молили об отдыхе. Осмотрев себя, юноша недовольно фыркнул на мокрую от пота футболку и закатил глаза. Он был готов в такую жару пройтись голышом - тут же вспыхнули картинки раннего детства, когда, никого не стесняясь, можно было носиться по мягкой траве или горячему песку в одной лишь панаме - и глубоко вздохнул, вновь вспомнив о матушке. Он и не думал в такой день заводить с кем-то разговор, особенно, с незнакомым человеком. Но проигнорировать цветочницу уже было бы дурным тоном.
- Как вообще можно работать в такую жару и мучить себя и растения? - вопрос был весьма бытовым, иначе куда было себя девать без работы. В наш век без труда никуда, разве что вещи в узелок и идти по дороге, как трубадуры... Хотя, это должно быть интересным - путешествовать. Разумеется, если у тебя есть, куда потом возвратиться...

0

90

- Надеюсь, что ты пьёшь газировку..., - цветочница угостила его банкой газированной воды, и, приняв угощение, Николас взгромоздился на табурет и принялся потягивать сладкую воду.
Надо признать, что чувствовал он себя при этом неловко. Обычно в такие дни он ни с кем не разговаривает, но теперь уже было бы дурным тоном вдоволь охладиться и при этом не поделиться парой фраз со спасительницей от жары. К тому же девушка вовсе не хотела, чтобы он молчал, и с улыбкой объясняла, что ей не приходится выбирать, в какую погоду работать, а в какую нет. И Хьюстон мысленно помолился тому, чтобы его студенческие годы подольше затянулись, несмотря на то, что ему вовсе не хотелось, чтобы отец вечно его содержал.
Мысли об отце заставили Николаса поежиться и встрепенуться. Что ни говори, а отношения между ними были сложными. Но когда в семье что-то идет гладко? Однако, в душе юноша понимал, что отец желает ему счастья, но он отчасти винил его в столь раннем уходе матери. Впрочем, может, он ошибался, ибо тогда он был слишком мал, чтобы понимать. Дети больше чувствуют, нежели думают.
- Кстати, можешь звать меня Дорея, ну или Дора! Могу я узнать твоё имя?- голос цветочницы отвлек Николаса от раздумий, и парень, наконец, вынырнул из своей головы и обратил внимание на собеседницу. - И почему ты в такую погоду бродил по улице?
- Можешь звать меня просто Ник, - произнес парень, допивая последние глотки живительной влаги, - а жарился на солнцепеке я по определенным причинам.
Дальше Хьюстон задумался. А стоит ли выкладывать этой девушке все? С одной стороны, ему было странно делиться частью души с незнакомым человеком, но с другой... кто знает, может, они больше не увидятся, а ему станет приятнее, поделись он секретами своего бытия.
Матушка наверняка не хотела бы, чтобы я вел себя замкнуто и отстранено от людей. Порой и самыми сокровенными тайнами приходится делиться, так или иначе.
После небольшой паузы, Ник решил начать издалека.
- Знаешь, в жизни бывают такие моменты, когда душа просит уединения и глубоко погружается в воспоминания. В частности, воспоминания о немыслимой боли, которую в давние времена не понимал, а теперь она гложет временами. - Молчание, чтобы сглотнуть слюну и сложить очередную фразу. Парень взглянул на цветочницу - и зачем он все это рассказывает? Впрочем, уже все равно, раз начал. К тому же, кто знает, вдруг у девушки также имеется, что скрыть, а о чем поведать. - Обычно я устраиваю себе такие прогулки раз в месяц. Невзирая, есть ли у меня в избранные дни работа, занятия в университете или домашние дела. Просто отдыхаю душой, которая сама выбирает, что вспоминать, а какие моменты лучше забыть. Но, знаешь... все эти разгрузочные дни, как я их называю, так или иначе связаны с матушкой.
На последнем слове фраза оборвалась, а дыхание перехватило. Николас давно смирился с ее потерей и теперь всегда вспоминал любящую его всем сердцем женщину с невероятной теплотой и нежностью, а боль с каждым разом угасала. Сейчас просто юноша находился на перепутье, стоило ли рассказывать столь драгоценную тайну незнакомке, или же смолчать. Впрочем, отступать уже было некуда. Николас отвел взгляд и направил его в сторону лилий, которые словно оживились и теперь подслушивали беседу. Матушка была рядом, он это чувствовал.
От данной мысли уголки губ слегка приподнялись. Наверняка собеседница сочла его слегка сумасшедшим.

0


Вы здесь » From Enchanted forest to Neverland » Принятие в сказку » Jump посты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC