У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

From Enchanted forest to Neverland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » From Enchanted forest to Neverland » Принятие в сказку » Jump посты


Jump посты

Сообщений 91 страница 120 из 144

91

ГРЕХИ МОЛОДОСТИ НАШЕЙ

Уставшие, взъерошенные, но довольные, они возвращаются в квартиру пешком по лестнице. Лифт не работает - к счастью это или же к неудаче, никто не может четко ответить на этот вопрос. Возможно, в одиночку скучно подниматься на третий этаж пешком после активно проведенного дня, что ноги горели. Но в приятной компании усталость не замечается, а подниматься вверх, считая каждую ступеньку, даже весело. Сегодня Нику исполнилось девятнадцать, и он не представлял празднования идеальнее, чем сегодня. Утром к нему заскочил младший брат, у которого день рождения также в августе, но несколько позже, и Николас на радостях сходил с Беренгаром в кино. Потом их с Эммелиной пригласили немногочисленные друзья Ника и приятели по университету на так называемый сюрприз, в итоге на четыре часа они застряли в аквапарке, может, и к лучшему - жара стояла невыносимая. После дневного чая тренер Николаса, спортсменка и просто красавица, мисс Воуз и нажелала  своему воспитаннику двести тридцать добрых слов в минуту.
Уставший от гостей и порядком проголодавшийся Николас предложил Эммелине провести вечер в японском ресторане, и, вдоволь наевшись суши, пару часов они просто бродили по ночному городу.
- А давай заскочим в клуб? - предложил сдуру парень, хотя ни разу в жизни не танцевал, даже на школьном выпускном вечере.
- А давай! - поддерживает идею девушка, и два часа они пытаются зажигать под странную музыку.<...>
- Да где же эти ключи? - он усиленно роется в поисках спасительных побрякушек, открывающих двери родного дома в карманах джинсовки, которую прихватил на всякий случай. И правильно сделал, после десяти стало немного прохладно. Не хватало еще, чтобы девушка простудилась. - Аууу!
О, нашел, - мысленно хвалит себя, и двери квартиры, наконец, распахиваются перед парой.
Он пропускает Эммелину вперед, после чего протискивается лично и зажигает в прихожей свет.
- До-ом..., милый дом, - поглаживая стены гостиной, протягивает Ник и, улыбаясь снимает с уставших ног уличную обувь. Надо заметить, он немного выпил, когда друзья его поздравляли. - Помираю с голоду. Ты есть хочешь? - обращается он к девушке, и та положительно кивает.
Вот и славно.
Он направляется в кухонную часть гостиной и проверяет холодильник. Со вчерашнего вечера еще осталась лазанья, и парень ставит ее в микроволновку для разогрева, а сам, навалившись спиной на холодильник, ждет, когда прибор прожужжит об окончании работы. После чего открывает дверцу микроволновки и тянется за посудой с едой.
- Твою мать! - он забыл взять кухонную тряпку или надеть специальную рукавицу. Чашка-то горячая.
Быстро исправив ситуацию, он раскладывает лазанью по порциям и ставит тарелки на журнальный столик перед телевизором. На диване будет куда уютнее ужинать после столь активного дня, нежели на твердых табуретках. Затем возвращается на кухню и берет столовые приборы, но потом вдруг вспоминает, что в тумбочке была бутылка мартини - отец когда-то приносил в знак примирения.
Нашел, чем подкупать, он бы еще ящик русской водки притащил, - парень закатывает глаза и качает головой, затем достает из посудницы два бокала и возвращается к девушке.
- Надеюсь, ты не против?
Она не должна быть против. Сегодня его день, и Гарсиа пообещала делать все, что он попросит. Они все-таки своеобразно поменялись местами после того дня, когда Николас немного не рассчитал свои силы и переборщил с вниманием. Так что сегодня он на себе ощутил давление, с которым доставал Эммелину пару дней назад.
Бедняжка, и как только она меня терпит все это время? Не перестаю восхищаться девушками.

0

92

Отдых был необходим, как глоток свежего воздуха. Иногда подурачиться и пошутить на не самые смешные темы, обсуждать самые нелепые темы было куда приятнее, чем выворачивать наизнанку собственную душу. Приятнее было увидеть расслабленного Ника, который в очередной раз смеялся, опрокидывая голову назад, наслаждаясь какой-то абсолютно нелепой шуткой Эммелины. За таким зрелищем она готова была наблюдать хоть всю жизнь и если бы была такая возможность, Эмма точно схватилась бы за неё ни когда не отпускала. Заваливаясь в дом, тут же направится к дивану. Ноги гудели от долгой ходьбы и хотелось как можно скорее приземлить свою пятую точку на что-нибудь мягкое. Диван был приятной альтернативой стулу в суши-баре. Она поджимает под себя  ноги и ждет, когда явится Ник. И то, когда он наконец-то объявляется в комнате, тут же исчезает.
Увидев лазанью на столике, Эмма поймет, что это будет лишним. Она и без того наелась достаточно, чтобы чувствовать, как живет притягивает к земле силой гравитации. Девушка видела вкусный запах от пищи, что красовалась на тарелке и хотела бы попробовать её, но это уже не поместится в её бедный желудок. Николас возвращается уже с бутылкой какого-то алкогольного напитка. Эммелина не сразу разглядывает его и потому быстро соглашается. Она обещала, что будет в его день рождения как можно больше податливой. К тому же, у него всё-таки день рождения, не выпить хотя бы рюмку было бы, наверное, странным. Гарсиа не имела зависимости от алкоголя, но иногда возникало необычное желание, чтобы горло обжигало чем-то вроде шампанского, вина или ещё чем-нибудь покрепче. - Я не против, - кивая головой, подтвердит свои слова. Пошаманив с пультом от телевизора, девушка найдет какое-то кино, которого она прежде не видела. Да и не любила она киноленты, которые начинаешь смотреть с середины. Неизвестно, с чего всё началось, чем всё закончится и  что вообще происходит. - Садись уже, - девушка притянет юношу к себе. Суетливость в нем была той самой чертой, которую так не любила Эммелина, но в то же время её это так сильно умиляло, что она практически сразу забывала о своих причинах недовольства. Сегодня она вообще не думала ни о чем плохом, только о Нике, о том, как он себя ощущает и какое у него настроение. Можно с уверенностью сказать, что в этот день центром её внимания стал именно этот парень.
Ну и Эммелине до сих пор было не по себе из-за той сцены, которую пришлось разыграть днями ранее, в их любимом кафе. Она искренне не хотела ругаться, но что-то пошло не так и теперь ей приходится отдуваться за собственную вспыльчивость. Переменчивость в её характере стала типичной, но пора от этого избавляться. Особенно, когда твоё настроение напрямую зависит от настроения близкого человека. Если так будет лучше Нику, то Эм будет чаще улыбаться, чаще радовать его, чаще слушать и внимать его словам. Просто был неудачный период и этот период они славно пережили, имея огромное терпение друг к другу. - Как тебе день? Всё понравилось? Или есть ещё что-то, чем ты недоволен? - поворачиваясь лицом к Николасу, который разливал мартини, облокачивается об спинку дивана и когда тот приземляется рядом, устраивается поближе к юноше. Ей было непонятно собственное поведение. Оно смахивало на поведение кошки, когда та нуждалась в ласке, но такая ассоциация вызывала в Эммелине смех, который приходилось сдерживать. Ей вдруг представилась такая картина и стало ещё смешнее, от чего не сможет сдерживать улыбку, переводя взгляд на телевизор. Было бы чудесно, если бы у Ника вдруг не возникло такое же представление.

0

93

Она беспокоится о том, что ему мог не понравиться его собственный день рождения, но Эммелина и представить себе не может, насколько этот день был для него идеальным. Николас мило улыбается, разливая содержимое бутылки по бокалам и молча кивает. Передавая один бокал девушке, он ненадолго застывает, поймав взгляд ее красивых, но временами грустных глаз, и просто любуется ими. Предательский взгляд спускается к губам и задерживается на них. Ему хотелось занять столь молчаливые губы теплым поцелуем, просто зацеловать ее до смерти, однако, он не мог позволить себе такого, даже в свой день рождения. Поэтому он лишь говорит тост и делает глоток напитка.
- А, знаешь, я рад, что сегодня все прошло именно так, - начинает парень, вспоминая предыдущие годы празднования, - ни на один из предыдущих лет не похож. Обычно мы собирались семьей и устраивали тихий ужин, отец по обыкновению толкал скучную речь о том, как он виноват перед нами с братом и, напившись в хлам, заваливался спать, а нам с Бэрри ничего не оставалось как доесть праздничный торт и разойтись по своим комнатам. У брата, кстати, больше друзей, чем у меня, честно говоря, я ему немного завидую. У него всегда столь радостные праздники. Детский смех, конфетти, шарики... После смерти мамы я два года не отмечал дни рождения. Так что, можешь считать, что мы с тобой ровесники.
Он иронично хихикает и как бы невзначай приближается к лицу девушки и целует. В щечку, разумеется. На большее Ник пока еще решается лишь в пылу спора или, как в первый раз, когда Эммелина решилась уйти, а это был единственный способ ее удержать. Немного крепкая для него жидкость приятно щиплет внутри, расслабляя тело, и разум начинает потихоньку туманиться, не отдавая отчет за мимику, действия, мысли и слова.
Только не распускай руки, - мысленно твердит он самому себе.
И губы. И все остальное, - добавляет Внутренний голос.
После часа тостов, опустошенной бутылки (или двух?) и доеденной лазаньи дядюшка Морфей начал зазывать в свои сети, и парень сначала взглянул на часы: без четверти два, а затем на девушку, которая, полусонная, дремала на его плече. Жаль, конечно, было тревожить это милое создание Божие, но Хьюстон решает для себя, что Эммелине будет куда удобнее отдыхать у себя в комнате. Парень поднимается на ноги и, чуть пошатываясь от количества выпитого, он берет девушку на руки и пытается сообразить, куда ее нести. Та вдруг просыпается от неожиданности и сначала пытается вырваться, что вызывает в парне лишь смех, но в итоге начинает заливисто смеяться с ним вместе.
Он толкнул дверь пинком и ввалился в комнату, осторожно, дабы девушка не задела дверной косяк своей красивой головкой. Его немного шатает из стороны в сторону от непривычной тяжести в данном состоянии, хоть Эммелина и казалась легкой, он взглянул на девушку и торжественным видом объявил ей в лицо:
- Конечная!
Продолжая издавать хихикающе-булькающие звуки, Ник наклонился к кровати и осторожно опустил девушку на постель. Та, почему-то не захотела отцепляться от его шеи, и парень ненадолго замирает над ней. Ее глубокие, чуть уставшие, но довольные глаза цвета шоколада слегка прикрывали веки, и парню казалось, что девушка вот-вот замурлычет от удовольствия. Удовольствия находиться в ставшей ей родной, комнате, на мягких подушках и пуховом одеяле.
Это было для него пыткой. Находиться на столь кратком расстоянии и не позволять себе касаться ее больше, чем ему дозволено. Но он не мог иначе. Он дал слово, прежде всего, самому себе, несмотря на раздирающее все внутренности желание при виде ее бархатистой кожи.
Он чувствует, как слабость одолевает его, и глаза начинают вторить взгляду Эммелины, закрываясь и обрывая контроль за телом. Последнее, что помнил Николас, так это то, что прижимается к девушке, утыкаясь носом в ее шею. <...>

...Первым, что почувствовал Николас, был внутренний удар по голове. Казалось, что кто-то влез ему в мозги и запихивал в каждую из извилин тяжелый толстый кирпич. А потом в воображении, как и каждое утро, вспыхнула Эммелина, и Ник широко раскрыл глаза, не поднимая при этом веки. Парень глубоко вздохнул и очень плавно выдохнул, опуская брови. Кажется он стал приходить в себя и зашевелил глазами более интенсивно, пытаясь при этом разлепить веки. Это оказалось большой каторгой, поэтому Хьюстон оставил все как есть, но неожиданно почувствовал, что чья-то рука лежит на его груди. Он сразу ощутил тепло, исходящее от человека, находящегося рядом. Николас аккуратно нащупал ладонь и понял, что рука женская. Еще через секунду он понял, что лежит на чем-то мягком. Однако, вопрос о том, где он, парень решил отложить на потом и начать с вопроса о находящемся неприлично близко человеке.
Чья же это рука интересно?
Не глупи, - подсказывал Внутренний, и, он, последовав совету, начал копаться в воспоминаниях более усиленно.
Николас повернул голову в другую сторону, не поворачивая туловища, и, наконец, разлепил глаза. Темные вьющиеся локоны закрывали половину лица, но, как, ни странно, парень быстро догадался кто это.
Эммелина? Господи.… Где я? Что происходит?
Вместо того, чтобы выбраться из-под девушки и сходить на кухню прополоскать горло и освежиться парой стаканов воды, Ник просто застыл и смотрел на как всегда красиво спящую на его груди девушку и не мог оторвать взгляда. Рука инстинктивно потянулась к ее мягким волосам - к ним всегда так и манит дотронуться, но к сожалению, Гарсиа этого не позволяла. Такая хрупкая и изящная, совсем еще девчонка, но невероятно сильная, немного холодная,как утро ранней весны, обладающая волей и мужеством... Она ни за что не позволит другим решать за нее, но сейчас... Что могло произойти, отчего она проснулась с ним в одной постели? А, главное, почему он здесь, в спальне? Ведь он обычно проводил ночи в гостиной... Сотня догадок, одна хуже, другая приятнее другой, заставляющая покрыться багровым румянцем, волной нахлынули в голову и, пока девушка спала, у парня было время обработать все версии и решить, что делать дальше. А до тех пор Николас старается не дышать, лишь бы не разбудить Эммелину раньше времени...

0

94

Сложно было удержаться в бодрствующем состоянии, особенно помог выпитый алкоголь и уже через несколько минут Эммелина закрывала глаза, а желание лечь в теплую кроватку становилось все сильнее и сильнее. Она практически не помнила, как оказалась в кровати, воспоминанием послужило приятная прохлада от постельного белья. Уже на утро, она почувствует духоту и то, как сильно тесно ей было. Словно что-то мешало ей двинуться дальше. Но девушка не придавала этому особого значения. Под шеей что-то мешалось и снова девушка не принимала это за счет, всё сильнее погружаясь в утренний сон. Через час, а может даже больше, ей наконец-то удается открыть глаза. Прилагая усилия, она настроит фокус и тупым взглядом будет глядеть на Николаса. Она даже не успела ни о чем подумать. Она просто видела перед собой Ника. Секунда. Приходит осознание того, что её зовут Эммелина Гарсиа, что ей 17 лет. Ещё одна секунда и она вспоминает где находится. Ещё секунда и только потом её глаза открываются шире и девушка, находясь в состоянии шока, не может даже слова сказать. Ей никак не могло прийти в голову, что вчера их веселье могло закончится таким образом, что она не помнила даже того момента, когда вчера положила голову на подушку. - Ты...Что тут делаешь? - с утра её голос был хриплым, еле слышимым. И её реакция вполне спокойная, хоть и мысли были неоднозначными. Одна рука закрывает бесстыжие глаза, так как смотреть на Ника было невыносимо, самые разные и странные догадки о продолжении вчерашнего дня пугали так сильно, что вторая рука  сама по себе опустится под одеяло и проверит наличие одежды. Да, джинсовых брюк нет. Кажется, девушка сняла их сквозь сон из-за дискомфорта и жары. Как  и кофты на ней не было, лишь легкий топ. Всё в  порядке, одежда на месте и можно даже спокойно вздохнуть, надеясь, что за ночь Ник не увидел лишнего. Допустим, не увидел, как Эммелина зевает или как потягивается. Возможно, она могла потерять всё свое женское очарование. И это развеселило Эммелину. Ещё не успев повстречаться, Ник оказался в постели с Эм. Прикрывая лицо одеялом, Эммелина будет таким образом скрывать своё лицо. Не нужно знать Николасу, что ей смешно от сложившейся ситуации. Она не подпускала его к себе, редко позволяла целовать. Все обходилось объятиями. А сегодня они и вовсе заснули в одной кровати. Как же тут не смеяться? Весь тот столб из запретов в один момент разрушился и упал. Было бы прекрасно знать, что Ник оказался в кровати Эммелине не по собственному желанию, не по собственной дерзости, а потому что сама Эмма ему позволила. Уж такой у неё нрав. Что поделать? Выявляя новые и новые качества в друг дружке, можно было бы уже позабыть о нормах приличия, обнять Николаса заново и просто постараться спать дальше. Но уж до того Эммелину смешила эта ситуация, что она не будет злиться и только будет улыбаться. - Я закадрила тебя? Можно сказать, запикапила? - её смех был  звонким и выглядывая из под одеяла перестанет лежать ровно на спине и перевернется на бок. - Ай, да, я. Шустрая, в отличии от тебя. На свой старый диван, на котором спишь уже который день, так и не приглашаешь, - говорить она стала так, словно они уже замужняя пара, специально. Ей казалось это забавным. К тому же, словно Эммелина не замечала за ним желание стать ближе к Эммелине. Сегодня они вместе спали в одной кровати. Конечно, Эмма была уверенна, что ничего неожиданного не произошло. А если и произошло, то лучше не знать об этом и постараться перестать думать об этом. Естественно, она понимала, что рано или поздно подобный случай произойдет, но пока ей хотелось бы повременить. И Эммелина была уверена, что сегодня ночью у них с Ником ничего не было. Она знала, что Ник уважает её выбор и её мнение и не стал бы, даже в самом пьяном угаре действовать неадекватно. Глянув на его руку, которая лежала под её шеей, приподняла голову. - Не тяжело? Не онемела? Почему-то ей вспомнился момент, когда с ней оставили младшую кузину. Бедняжка уснула, после двухчасовой беготни, прямо на коленях Эммелины. На утро у девушки болело всё тело, однако, оно того стоило. Кузина выспалась и чувствовала себя прекрасно. А для для Эми, это было лучшим подарком. До того это ей казалось милым, что она очень медленно приподнялась на локтях. Затем её действия были ещё медленнее и навеяли неуверенность в своих действиях, но она правда старалась не оплошать. Проделав некоторые манипуляций её губы окажутся напротив губ Ника и Эммелина сама не поверит, что соберется поцеловать юношу. Постарается не смотреть на его глаза, потому что это может испортить весь момент. Как вдруг вспоминается, что сегодня утро и эти двое не сделали важные водные процедуры. Прикрыв губы ладонью, хохотнет и опустится на постель обратно. - Я бы поцеловала тебя, если бы не заботилась о гигиене полости рта. Девушка возьмет его руку и пожмет её. - Этого будет достаточно? Её снова прорвало на смех, глядя на удивленное выражение лица Николаса. Наверное, реакция Эммелины на всё, что сейчас происходит, была совершенно не типична для неё. - Мы проснулись в одной постели. Где моё кольцо и предложение о женитьбе?

0

95

Она слишком юная, чтобы поддаться его настойчивости, а он слишком серьезен в своих намерениях, чтобы поступить с девушкой подло. Чем дальше раздумья заходили, тем больше уверенности придавали эти раздумья парню в том, что он ни в чем не был виноват. В глубине души он жалел, что все произошло именно так, но он, прежде всего, ценил желание девушки, ставя его на первое место. Воспоминание об окончании вчерашнего вечера больно долбануло в голову, что пришлось зажмуриться, зато, открыв глаза, Николас увидел перед собой картину, в которой накануне они заснули вдвоем и ночью просто запутались в одеяле. Ему вдруг кажется сквозь свои мысли, что он слишком громко выдыхает, и это становится его главное ошибкой. Эммелина открывает глаза и, естественно, в недоумении глядит на него.
Ник старается не смотреть ей в лицо в страхе спугнуть, оттолкнуть от себя. Вообще он не знает, какие мысли в ее затуманенной вчерашним торжеством, голове, поэтому старается не делать резких движений, но вдруг с ужасом осознает, что рука предательски выдает его, задержавшись на щеке Эммелины.
Гарсиа в ужасе, и это вполне ясно. Но, почему-то слишком быстро приходит в себя и старается разрядить напряженную обстановку шутками. Не очень уместными. Даже частично гадкими, задевающими за самое больное, отчего сердцебиение учащается, а дыхание прерывистыми порциями захватывает воздух, но тому преграждает путь застрявший в горле ком. Парень слишком близко принимает слова, срывавшиеся из уст девушки, но старается сохранить спокойствие и невозмутимый вид. И вот, когда Эммелина опасно сокращает расстояние между их губами, у парня перехватывает дыхание, а бушующий внутри пожар норовит вырваться наружу вполне естественным для этого момента, состоянием тела, ему кажется, что он готов простить Эммелину за столь обидную колкость, посланную в его адрес. Николас улыбается и инстинктивно притягивает рукой девушку ближе к себе, любуясь ее губительными глазами, но та на последнем мгновении отстраняется и, после неожиданного рукопожатия выдает последнюю так называемую "шутку".
- Мы проснулись в одной постели. Где моё кольцо и предложение о женитьбе?
И как она может быть такой сухой и жестокой?
Эммелину словно подменили. На секунду парню показалось, что он все еще спит, и Гарсиа ему снится. Она никогда не представала перед ним настолько эгоистичной, равнодушной и холодной, что по коже пробежали зыбкие мурашки от холода. Николас щиплет себя за руку: сон не исчезает, и, осознав реальность, парень погружается в гнев, коего давно не испытывал. Одним махом он откидывает одеяло в сторону и резко поднимается с постели, буквально спихивая с себя Эммелину. Ему становится противно от одного ее присутствия, что он готов ее выбросить с балкона за подобные речи.
- Тебе весело, да? - уже начиная практически с крика, шипит парень, сжимая руки в кулаки. Довольно. Пусть знает, что своим поведением она делает ему больно. Он уважает ее чувства, так отчего же она не ценит его? - Ты действительно не понимаешь всей серьезности, с которой я подхожу к работе, учебе, отдыху... отношениям. Что ж ты ведешь себя, как ребенок? Мне казалось, ты взрослая. Я прекрасно понимаю, что ты младше, но, после всего, что ты мне поведала о себе, после всего, что ты пережила, мне казалось, что у тебя настолько большой жизненный опыт, и ты можешь им поделиться.
Он буквально сверлит ее взглядом, но непослушные ноги, зачем-то сами по себе сокращают расстояние между ними. Ему хочется ударить девушку, но он не может поднять руку на женщину. Этим он как минимум, предаст память матери. Николас этого не допустит. Он стерпит и сдержится. Ему просто надо выговориться, выплеснуть гнев, накопившийся за долгое время. Сегодня Эммелина его заслужила.
- Тебе нравиться надо мной издеваться, не так ли?
Возможно, парень слегка перегибает палку, и девушка вовсе не имела в виду ничего такого, но язык - враг наш, и сказанные Эммелиной слова о женитьбе были явно лишними, остальное он бы еще стерпел.
- Проснувшись сегодня с тобой в одной постели, меня обуял дикий страх. Что я не сдержал свое слово перед тобой, но, в первую очередь, перед собой. Ты знаешь историю моих родителей? Мою историю?
Николас вдруг с ужасом осознал, что никогда прежде не заводил речь в беседе с девушкой о своих родителях, постоянно твердя Эммелине лишь о том, какой его отец козел и все такое. Поэтому, проснувшись сегодня в ее объятиях он не мог поверить в то, что он пошел по его стопам, что он такой же негодяй, как его отец. И тем больнее звучали шутки Эммелины. Она просто не понимала, не видела, не знала всей картины. Возможно, в этом виноват сам Николас.

0

96

Если ей сначала казалось, что Ник просто перенервничал и может успокоится, то после её действительно стало пугать его поведение. Если сначала она улыбалась, то теперь, присев отдалилась и вжалась в спинку кровати. Ощущала она себя уже не так весело, а даже испугано. Девушка была уверена, что Николас ничего ей не сделает, но когда он стал приближаться, то будь стена мягче смогла бы вдавить себя в неё. Никогда прежде юноша не внушал в неё такой страх. Опустив свой взгляд, она боялась смотреть ему в глаза разглядывая рисунок на своем одеяле. Естественно то, что она шутила, ведь ничего другого поделать не могла. Она никогда ранее не просыпалась в одной кровати с Николасом и скорее всего её шутки - это была защитная реакция на все идиотские мысли, которые приходили в её голову. Ей было страшно, что они могли переборщить с выпивкой и совершить что-то неблагоразумное. Эммелина боялась предположить, что отныне нет никаких тайн и всё зашло слишком далеко. И эти обидные шутки были направлены не на то, чтобы разозлить Ника, а на то, чтобы успокоить саму себя. Терпение Николаса лопнуло, как и бесстрашие Эм. Она знала о сдержанности Николаса..До сего момента. Сейчас он казался в несколько раз больше, а все нежные чувства, которые она испытывала к нему стали в миг чужими. Никогда и никто ранее не поднимал на неё голос и уж тем более не подходил близко, держа руки в кулак, чтобы случайно не ударить. В горле застрял комок и казалось, что если она его проглотит, то слезы сами по себе начнут проявлять её слабость. Его крик заглушал бешеный стук её сердца, а солнечное утро ей вдруг показалось таким пасмурным и холодным. -...мне казалось, что у тебя настолько большой жизненный опыт, и ты можешь им поделиться. Его слова звучат, как разочарование в ней и ей становится тошно от самой себя, а может быть просто её вчерашний ужин говорил о том, что ему необходимо отправиться в унитаз. - Тебе нравиться надо мной издеваться, не так ли? - Ник, я..я, - Эммелина хочет запротестовать, возразить, но решает, что лучше промолчать. Она снова отвернется к окну, зря она рискнула, лучше поберечь свои нервы и нервы Ника. Кто знает, как следующее её слово может отразиться на его поведении? Но если ему так хочется выплеснуть весь свой накопившийся гнев, то почему бы не сделать это на улице или не отыграться на своих чертовых тренировках? Эмма еле сдерживала собственную агрессию, ведь знала, что даже Нику не позволит повышать на себя тон. И она, к счастью, ещё может терпеть и выслушивать все те слова, которые он говорит ей. Он говорит что-то о родителях, но у Эммелины единственное желание - бежать и бежать как можно дальше. В ней всегда была эта черта - избегать проблем, когда они на грани катастрофы. Кажется, она предпринимала попытки сбежать раза три, если не меньше. И всегда Николас умудрялся возвращать Эммелину обратно. Но отчего-то она предчувствовала, что убежав в этот раз, она не будет наблюдать сопротивления. Может быть, это хороший шанс? Разозлить его, довести до того, что он будет ненавидеть её, как только услышит "Эммелина"...Но Эмма не хотела покидать Ника сама. Причина, по которой ей хотелось скорее уйти из этого дома заключалась в том, что на данный момент она боялась того, что Ник сорвется на неё и в следующий раз, когда у Гарсиа-младшей произойдет бзик, Хьюстон не выдержит и примет глобальные меры. Вот уж не думала она, что будет бояться Николаса, как агрессора. Неужели он действительно думает, что после того, как хорошенько наорал на Эммелину, оттолкнув её и двусмысленно оскорбив, ей станет интересно слушать его страхи? Словно он один, кому страшно. - Выйди из моей комнаты, пожалуйста, - говорит она очень тихим, и, срывающимся из-за того самого "комка" в горле, голосом. До сих пор не смотрит на Николаса и старается не моргать, в глазах застряли слезы и их ни в коем случае нельзя показывать Нику. Пусть думает, что она зла, но не испугана. Без стеснения, откинет одеяло и встанет в поисках джинсов. Найдя их, она в быстром темпе одевается и спустя несколько секунд смотрит на Ника так, словно не понимает, что он до сих пор делает в её комнате. - Выйди из комнаты, - повторяет она. В этот раз в её голосе не слышно ни нот испуга, ни обиды, ни грусти. Безразличие, наверное, ужаснее всех остальных эмоций.  Возможно, она судит несправедливо. Возможно, он прав, когда говорит, что иногда Эммелина ведет себя по-детски. А что остается, если и детства то нормального не было? Разве она была готова к новым чувствам, когда в её душе до сих пор живет ребенок, желающий резвиться и смеяться. Эмма считала, что и без того ведет себя слишком взросло. Она работает, она ищет своего дядю, ищет свою семью, пытается понять, что чувствует к Нику. Разве это не взрослые поступки и действия? Оскорбительны сомнения Николаса по поводу её чувств и тем самым убеждает её в правильности своих решений. Возможно, Ник - это якорь, от которого надо избавиться, чтобы наконец-то найти своих близких. Ей нравится жить с ним, нравится быть с кем-то, кто сопереживает тебе, чувствует тебя так, словно ты его родная душа. Но это слабость, которую Эммелина себе не позволяла приобретать. И тут, когда она только расслабилась, Ник указывает ей на это, словно хозяин своему котенку за то, что он слишком шумный. - Я отлично понимаю, что в твоей жизни произошло много дерьма, Ник, отлично понимаю и знаю. Грехи наших родителей ни коем образом не влияют на нас, чтобы не произошло в прошлом - это всего лишь прошлое, Ник, - в отличии от Ника, Гарсиа говорила тихо, потому что каждое слово давалось с трудом и оценивалось, как призыв на очередной псих со стороны Николаса. - Ты боишься.., - кривая улыбка, на грани истерического смеха, а затем серьезность, которой ещё стоит научиться. - Словно ты единственный, кому страшно. Всем страшно. Даже жить страшно, Ник. И что теперь? Убить друг друга? Она попытается отвлечь себя тем, что будет убирать постель. Слишком ровно складывает одеяло, слишком идеально кладет плед на поверхность кровати. - Даже если бы сегодня ночью что-то и произошло, я бы не была зла на тебя, вот в чем дело! Мне не было бы жаль! Мне бы не было страшно, потому что я бы поняла, что я твоя, вся целиком твоя. В этом нет ничего...Ничего ужасного, - вытерая предплечьем уже мокрые щеки, будет утверждать Эммелина, так и не глядя на юношу. Несколько минут назад, сама мысль о какой-то связи вводило её в шок, вызывало двойственные чувства, в конце концов, боязнь перестать быть просто ребенком, то сейчас она обрела некое спокойствие, потому что знала заранее, что чтобы не случилось, она бы не стала винить в этом Николаса. - Мне жаль, что у тебя было плохое прошлое. Но если у твоих родителей была такая жизнь, это вовсе не значит, что у нас должна быть такая же! На то они и семья, на то они и родители, мы обязаны учиться по их ошибкам, иначе зря ли всё произошло именно так, как произошло? Эммелина замрет, понимая, что сказала лишнее. Не стоило и вовсе задевать тему с родителями, с отцом Николаса. Она правда мало знала о нем, о его семье, Ник почти что не рассказывал и предпочитал слушать, в отличии от болтушки Эммелины. - Но это твое право. Хочешь злиться - пожалуйста. А я не намерена бояться человека, которого люблю.   С такими словами она отправилась из своей комнаты, так как сам Николас, не внимая её просьбам, не посмел сдвинуться даже с места. Фыркнув, она слегка толкнет его, ведь он стоял на дороге и мешал пройти. Оставлять его наедине с тем грузом слов, которые она высказала, довольно жестоко, но это было взамен на его агрессию и вспыльчивость.  Слишком часто в последнее время у них происходит ссор и обид, рано или поздно им это надоест. Может быть, лучше сразу прекратить все эти дела и разойтись по своим делам, ведь, так или иначе, Эммелина ушла из комнаты ещё и потому, что попросту боялась той силы, которую мог применить Ник. Он мог задержать её, остановить. Комната её была маленькой по сравнению с гостиной. Там, где больше места, даже дышать проще.

0

97

Время - река, и мы, держась за личный парус, плывем по течению, преодолевая волны, водовороты, штормы... Если выбрать неверный курс, можно сбиться с пути и никогда не найти дорогу обратно. Наше сердце, те, кому мы нужны, их голос, - направляют нас, это лучший путеводитель, только прислушайся, только не отталкивай, только не пускай на самотек.
Кто-то говорит "Все, что мы теряем, рано или поздно, к нам возвращается". Однажды мама, испуская последний вздох, сказала Николасу, чтобы он ни в коем случае не винил отца в его судьбе. А он, аки дурак, до сих пор хранит в себе эту боль, эту обиду, этот страх. Страх, что однажды с ним произойдет то, что испортило судьбы родителей, но ведь свою судьбу мы определяем сами, не стоит винить в этом даже самых близких людей.
Слушая проникновенную речь Эммелины, Николас будто слушал голос матери. Ощущал ее рядом, мысленно внимая просьбе девушке, словно возвращаясь на шесть лет назад в тот день, когда он решил, что небеса рухнули. И вот сейчас, он стоит, задыхаясь и захлебываясь в своем гневе, как идиот, но прекрасно отдавая отчет о том, что неправ, а бедняжка Эммелина держится так храбро, хоть совсем юное ее сердечко рвется от обиды. Это видно, хоть девушка старательно пытается это скрыть. Слезы предательски блестят в ее красивых глазах и тонкими солеными ручейками скатываются вниз по щекам.
Но сейчас ничего не поделаешь. Он уже высказался, и оправдывать свой необоснованный гнев сейчас абсолютно не к месту. Николас это понимает, поэтому теперь просто молчит. Молчит и наблюдает за тем, как девушка, пряча взгляд, пытается скрыться от его ярости. Неужели... она боится его? Любит. ЛЮБИТ. Но боится. Возможно, потому, что он на нее накричал, а, быть может, он вообще стал первым человеком в ее жизни, который просто взял и наорал ей прямо в лицо? С этим он разберется позже. Сейчас необходимо унять пыл, унять стапятидесятиударное сердцебиение и бушующий ураган мыслей в голове. Парень попытается глотнуть порцию свежего воздуха, но вместо этого выдаст лишь дрожащий несдержанный выдох. Он продолжает наблюдать за девушкой, которая теряется на его фоне, готова провалиться сквозь землю, быть может, поэтому ведет себя несколько странно. Одевается (Ник даже не слышал ее настойчивые просьбы покинуть комнату), заправляет кровать, что вызывает в парне лишь смех. И как в такой напряженный момент она может оставаться настолько спокойной? Говорит ровно - хотя ее голос дрожит, мягко, словно ее не тронули ревущие крики парня, смотрит пусть и сквозь него, но, кажется, что просто прожигает его взглядом, что хочется исчезнуть. Он чувствует свою вину, но ведь и Эммелина сегодня повела себя совершенно не как ангел, коего юноша видел в ней, с белыми прозрачными крыльями. Она была хищной птицей с черными, как ночь, огромными крыльями, которые словно горели, создавая пожар в спальне, отчего стало душно. Девушка чувствует это первая и, недовольно отпихнув парня в сторону, выходит прочь, оставляя того наедине со своими раздирающими душу, мыслями.
Он обессиленно падает на кровать и, растянувшись, закрывает глаза. Что могло пойти не так? Что вызвало в нем целую бурю эмоций, отчего он не смог сдержаться и накричал не девушку, в которой души не чает, которую боготворит? Ну проснулись они в одной постели... Эммелина должна была испугаться, ибо любому человеку бывает страшно, а эта сильная и волевая девушка выходит из неловкого положения, спасает ситуацию шутками. Да, они задели Николаса, ему больно. Но это не повод срываться на гнев и кричать. Его поразило спокойствие Эммелины, отчего он не может также? Впрочем, любовь - это, как известно, притяжение противоположностей и, возможно, спокойная и чуткая Эммелина идеально дополняла вспыльчивого и неуравновешенного Николаса.
Лишь сейчас он с рассудительностью осознает, насколько любит ее и насколько обижает своим поведением. А, главное, понимает ее ценность. Нет, нельзя потерять ее по глупости, он непременно извинится перед ней. Осталось лишь придумать слова, которые тронут ее юное, но сильное сердце. Ее ответ... о том, что она не жалела бы, случись между ними то, что должно, немного сбивает парня с ритма, ведь ему было страшно, а теперь становится невыносимо легко дышать. Но нельзя. Ни в коем случае нельзя не оправдать ее ожидания о красоте и восторге этих запутанных в огромный ком, отношений, и тотчас же нестись за девушкой и тащить в постель. Это всегда успеется. Теперь все успеется.
Легкая улыбка появляется на лице, и парень, озаренный очередной безумной нотой, обуявшей его, поднимается на ноги и направляется в гостиную. Эммелина сидит на диване, отвернувшись к окну. Кажется, она плачет. А он всегда ненавидит себя за ее слезы. Решительно, но осторожно подходит к девушке, и, когда та, поднимает блестящие от соленой воды глаза, опускается перед ней на колени и несколько мгновений с нежностью смотрит ей в глаза. Он порядком напугал ее, и теперь должен был показать девушке, чтобы та не боялась его, что опасен для нее лишь будет очередной необдуманный план побега.
- Прости меня, - шепчет одними губами, после чего нерешительно обнимает за талию, уткнувшись носом в шею девушки.

0

98

Откровенно говоря, ей не хотелось ни видеть, ни слышать Николаса ближайшие пару часов. Но он быстро отходит от небольшой ссоры, в отличии от Эммелины. Она понимала причину  его раздражимости, но желала отрицать возможность того, что всё дело в прошлом, которого Ник так стремится избежать. Эмми тоже пережила не самые лучшие годы в детстве, в юном возрасте всё должно было казаться ярким, красочным. Но будучи ребенком, выросшим без родительской ласки, без любви мамы, Эммелина медленно, но целеустремленно твердела и холодела к простым человеческим эмоциям, чувствам. Хьюстон-средний был одним из немногих, кто пробуждал в ней нечто хорошее и светлое. А сегодня утром он испугал её своим криком, своей злостью и агрессией. Стало стыдно за собственное поведение, снова ощущая себя маленькой девочкой, которую наказывают за очередной проступок. Как же ей было отвратительно это ощущение. Вместе с желанием уйти куда-нибудь далеко, было и желание принять горячую ванную или душ, чтобы смыть с себя эту невидимую гадость. Когда Николас подсел перед Эммелиной, девушка не отрывала взгляда от него, стараясь предугадать его настроение в этот раз. Не хотелось говорить хоть что-то, хотелось заклеить себе рот скотчем и просто сдержать себя в высказывании. Он извинился, обнимает и Эммелине на секунду кажется, что всё действительно в порядке, что в этих объятиях она готова просидеть ещё очень долго. Но придется отодвинуться от Ника на расстояние вытянутых рук, оставляя ладони на его плечах. Как же ей было неприятно, что он застал её в слезах. Ей никогда не нравилось, если люди видели, как она плачет, как становится слабее в несколько раз. Эм не любила показывать свою слабость...Но, наверное...Николасу было необходимо увидеть, что Эммелина не без чувств, что он ей не безразличен и сомнениями в ней может только оскорблять, причиняя боль. - Глупо вышло. Это я должна извиниться, стоило просто молчать. Иногда это сложно, - хмыкнет Эммелина, ведь настроение на весь день уже было предопределено. Если бы Ник не воспринимал её слова всерьез и на свой счет, то ещё можно было хоть как-то выкрутиться, оставаясь при этом в приподнятом настроении, то сейчас лишь усилиями друг друга они смогут прийти к некоему общему итогу. Однако, всё сказанные ею слова ранее были чистой воды правда. Если бы в эту ночь на самом деле между ними что-то произошло, Гарсиа не была бы зла. Напугана? Может быть. Но никак не зла и не стала бы кричать на Ника, выгоняя из комнаты и отправляя вслед за ним подушки.  Она проведет тыльной стороной ладони по своим щекам, которые были холодными из-за такого потока слез, а затем вновь опустит свой взгляд, разглядывая футболку Ника. - Я не хотела обидеть тебя своими словами, правда. Просто я пыталась отвлечь себя от мыслей, раньше это помогало, - говорила она искренне, стараясь не разозлить его, не обидеть, подбирая слова так тщательно, что от этого начинает болеть голова. Тихо шмыгнув носиком, она помотает головой, словно не веря, что они не могут провести хоть раз месяц без подобных разборок. Однажды всё это закончится тем, что кто-то из них просто уйдет, громко хлопнув дверью, разбив вдребезги сердца друг друга. - Прости, я забыла про твоё прошлое, я совсем забыла, глупая. Иногда она имела дурацкую привычку винить себя во всем, что происходило. И сейчас она полностью признавала свой провал, что будь у неё второй шанс, она бы не вела себя так глупо, что обязательно бы обняла Ника ещё крепче, что поцеловала бы обязательно, наплевав на эти правила гигиены полости рта, что выслушала бы его, место того, чтобы убегать, оставляя одного.

0

99

Пару мгновений он чувствует лишь холод, а мысли неистово терзают мозг в страхе, что Эммелина его оттолкнет. Впрочем, он заслужил такое отношение к себе. Повел себя, как полный идиот, разорался на девушку, которая и без того была напугана. Впрочем, его самого до сих пор трясло, сейчас Николас лишь надеялся, чтобы Гарсиа не ощутила дрожь, будоражащую его тело. И вот она прижимается к нему, с головой зарываясь в его теплые объятия. Вокруг исчезает все, кажется, они рухнули в какой-то теплый вакуум, обволакивающих их сплетенные объятием примирения, тела. Не чувствовалось вокруг ничего: ни свежесть утра из распахнутого окна, ни дуновение ветра от включенного вентилятора, не слышался даже умирающий писк автоматически включаемого ежедневно в это самое время, радио. Они были одни.
Он оказался прав, когда прекратил агрессию и обиду между ними таким способом, от сердца. Слова не всегда могут разрешить ту или иную ситуацию, иногда требуется нечто более действенное. На днях он остановил очередную попытку Эммелины к бегству поцелуем, а сейчас просто обнял. Всеми его решениями в последнее время управляет сердце,а мозг где-то летает. Да и зачем он нужен влюбленному человеку?
Кажется, минует вечность, когда девушка, наконец, решается прервать тепло и разделяет их, позволив остаться рукам парня на ее еле дрожащих плечиках. Ей не надо было чувствовать дрожь, охватывающую Ника, она сама тряслась, как осиновый листочек, и, кажется, была недовольна тем, что Хьюстон застал ее со слезами на глазах. Николас прекрасно знал, что Эммелина ненавидела плакать, тем самым показывая себя слабой и беспомощной, но по-другому она не могла. В конце-концов, она женщина, пусть, пока еще и не во всем.
Ник невольно хмыкает и, чтобы не выдать свои странные мысли, которые вновь поползли в его голову, судорожно выдыхает. В результате звук напоминает коктейль из кваканья, шарканья и храпа, приправленного чуть заметным хрюканьем. Это все наверняка делает парня со стороны несколько смешным, но, раз уж Гарсиа решила утром перевести неожиданную ситуацию в юмор, но была прервана громким отчитыванием парня, то сейчас он перенимает бразды правления и пытается разрядить обстановку.
- Нет, ты не глупая. Просто я - идиот.
Он, пожалуй, слишком напряжен всем произошедшим. Но он рад, что все так закончилось. Спустя минуту Николас ругает свои непослушные руки, которые вернулись на место и больше не накрывали плечи девушки. А еще через мгновение понимает, что до сих пор стоит на коленях перед ней. Благо, на своих двоих, а то Эммелина так и норовила доиграться со своими шутками и в самом деле получить предложение руки и сердца. Несомненно, это было бы мило, но крайне неуместно. Вначале она ругает его о небрежности, раз тот тянется к ней с поцелуями, а после твердит о замужестве. Такими шутками в приличном обществе не бросаются, особенно, перед тем, кто испытывает настоящие искренние чувства.
Эммелина еще не понимает истинной ценности для парня, но Николас верит, что это когда-нибудь произойдет. А пока не нужно давать ему повода срываться, как сегодня, иначе он либо самостоятельно выгонит девушку из квартиры, либо зацелует до смерти.
Выждав немного, парень все же поднимается с колен и усаживается на диван рядом с девушкой, продолжая бередить ее душу своим настойчивым, но нежным взглядом. А самому немного неловко. Он чувствует, что молчание затягивается, и между ними медленно образуется трясина, которая начинает засасывать внутрь полного безмолвия. Нужно схватиться за что-нибудь и удержаться, молчание - золото, говорят, но, чем больше мы молчим, тем страшнее что-либо говорить после.
- Очень красивая, - ни с того, ни с сего ляпнул Николас и, чуть подавшись вперед, тянется к губам девушки, - я бы сделал это, и, сдается мне, ты не будешь против, но, полагаю, теперь всякий раз, когда я захочу это сделать, мне придется мыть свои губы с мылом.
Идиот.

0

100

Николас обвиняет себя, Эммелина обвиняет себя, потом снова он. Видел бы их кто - стоял бы в шоке, потому что не понимал, что происходит. Сама Гарсиа не сразу понимала, что происходит в их отношениях, которые были похожи на природную стихию: непредсказуемую, иногда чарующую, а иногда пугающую. Тишина ей не мешала, наоборот, помогала справиться с мыслями, которые штудировали её голову. В отличии от многих людей, Эммелина предпочитала размышлять в тишине и Ник очень вовремя ничего не говорил. Только садится рядом, разглядывая её. Эти взгляды она прекрасно замечает, но предпочитает снова лишь молчать. Он неприлично близко и Эммелина задерживает дыхание, замирает и даже перестает моргать. Удивительно, что если раньше она готова была подарить Нику за поцелуй хорошенький удар по спине или по руке, то сейчас сама с замиранием сердца ждала этого мгновения. Сложно было и ей, настраиваться на новый лад, на новые взаимоотношения, в которых каждое слово - это серьёзное и долгое дело, которое лучше контролировать. Поворачиваясь к нему всем корпусом тела, улыбнется впервые за время с их небольшой перепалки. Она стала чувствовать себя намного лучше. В отличии от Николаса, не обижается на его шутки, а то, как он разбавляет ситуацию этим комментарием про мыло, успокаивает её, всё больше заставляя убеждаться в том, что всё происходящее - это всего какое-то неудачный промежуток, когда они оба были "горячими" и вспылил без надобности.
Не в силах видеть Ника так близко, но без каких-либо действий, сама сокращает расстояние между ними. Он прекрасно знает о её слабостях, а она прекрасно знает о его слабостях. Знает, что он так же, как и она, не в силах сопротивляться той притягательности момента, которого он сам создал. Это его вина, так что Эммелина будет расплачиваться той же монетой. Когда она поцеловала его, поняла, что во многом они зависят друг от друга, но хорошо ли это? Ведь когда он такой, сидит рядом с ней, поддается её хитрым уловкам, когда она притягивает его к себе сама, Эмма готова поклясться, что не видит в нем никакой угрозы. Но стоит ей разозлить его, стоит ей заставить его сомневаться в ней, она хочет провалиться сквозь землю, исчезнуть и больше не появляться никогда. Её настроение напрямую зависит от него, а его настроение зависит от того, как часто Эммелина сможет доказывать своё участие в построении их сложных отношений.
Осознавая, что дальше она не контролирует свои действия, прекратит поцелуй и, честное слово, если бы её кожа не была такой смуглой, то она бы точно раскраснелась. Когда же чувство смущения уйдут на второй план? Хотя...В этом есть какая-то романтика. В тот день, когда они перестанут чего-то стесняться, можно будет с уверенностью сказать, что все тайны и секреты раскрыты и нет ничего, чего бы они не знали друг в друге. А есть ли хоть какой-то интерес находиться рядом с человеком, которого знаешь до мозга костей? Ведь намного интереснее наблюдать за возлюбленным человеком, узнавать каждый день что-то новое. Интереснее удивлять друг друга и предоставлять друг другу возможность проявлять новые грани своего странного характера. Делиться привычками и перенимать их, смеяться над своими шутками, которые не понимает никто, кроме вас. В этом, пожалуй, есть свое счастье. Эмма знала, что значит довольно много для Николаса, но никогда не придавала этому особого значения. Да, и вряд ли станет. Никогда её жизнь не стояла для неё в приоритете и наверное никогда не станет. Она думала, что ещё сможет уберечь их от этих чувств, что сможет вовремя оттолкнуть Ника, убедить его, что он ошибается в своих предположениях по поводу любви. А теперь складывалось ощущение, что она погрязла в этом вместе с ним, так глубоко, что уже и уходить, выбираться не хочется. Хочется остаться рядом, потому что рядом...Вроде бы не так уж и плохо.
- Не нравится ссориться с тобой, - а кому бы нравилось? - Мне больше нравится мириться. Лишь бы это не стало нашей традицией.
Конечно, не плохо говорить душевно, высказать все, что накопилось за какое-то время. Но всё же, лучше не трепать нервы друг другу, а стараться терпеть все невзгоды, которые происходят на их пути.
- Доброе утро, кстати...Совсем забыла сказать, - вдруг вспомнилось ей, что сейчас ещё утро и их типичное приветствие потеряло свою силу, когда они вспылили друг на друга.

0

101

Видимо, это их судьба, считать себя виноватыми друг перед другом. Но, быть может, так даже лучше, что они оба быстро осознают свои ошибки и ищут подходящий момент для перемирия. Знаете ли... если каждая их ссора будет заканчиваться именно таким примирением, то Николас с удовольствием будет искать повод для очередной ссоры. Несмотря на все странные гадости, которые Эммелина говорила полчаса назад ему в комнате, она тянется к нему и прижимается к его губам. Что тут началось! В нем словно море вскипело. Всего одним прикосновением Эммелина способна вызвать в парне бурю эмоций, что заглушают разум, и совершенно не понимаешь, где находишься. Голова начинает кружиться, а руки, словно две змеи, сплетаются вокруг талии девушки, и теперь уже он распоряжается временем, которое она подарила ему для этого поцелуя. Становится жарко. И практически в то же мгновение она разделяет их губы, по которым протекает волна холода. Николасу не остается больше ничего, кроме как отдышаться и придти в себя.
- Доброе утро, кстати...
Доброе утро....
Ник издает издевательский смешок и глубоко выдыхает. То было странное утро для обоих. Не так он представлял себе первое пробуждение с Эммелиной в одной постели. Обычно влюбленные, проснувшись вместе, желают друг другу доброго утра, а потом идут варить кофе. А они просто взяли и накричали друг на друга. Впрочем, вполне заслуженно: они ведь еще не пара между собой. И тем страннее и неприятнее с каждым днем повторять окружающим, что они без ума друг от друга. И какой орк дернул Ника за язык, когда тот на вопрос внезапно нагрянувшего отца, ляпнул, что Эммелина его девушка? Но он ни о чем не жалеет, он уже тогда был готов открыть свое сердце, едва только увидел ее испуганные и измотанные глаза в тот день, когда спас ей жизнь, едва не загубив свою. Он будет постоянно тонуть в омуте беспечности, необдуманности и опасности ради нее. И она была права, сказав, что негоже застывать на прошлом. Мы это мы, а не наши родители. Наша задача - самостоятельно распоряжаться со временем, которое нам отпущено...
- Я тебя, кстати, тоже, - шепчет на ухо, приблизившись к девушке максимально близко. Затем спускается чуть ниже и целует в шею, наверняка обжигая ее нежную кожу горячим дыханием. Это заставляет его немного отстраниться, но он заполняет паузу, повисшую между ними и, положив ладони на плечи Эммелины, начинает покрывать ее лицо короткими поцелуями. Щеки, скулы, вновь задерживается на губах предательски надолго... Николас совершенно перестает соображать и отдавать себе отчет о совершаемых действиях. Хочется утонуть. Утонуть вместе с Эммелиной. И любить друг друга вечность под толстым покрывалом холодной океанской воды... Но так нельзя. Все чувства и эмоции перемешались, образовав водоворот неразборчивых мыслей. Он пытается отыскать верную дорожку и выбраться по ней из бушующего внутри пламени, моля про себя, чтобы не сорваться. Он не может так подвести их обоих. Что она творит с ним! Неужели ей нравится такая игра?
Что ж, будь по-твоему, но в следующий раз я одержу победу.
- В смысле, хотел поздравить с добрым утром, - отрываясь от девушки, дрожащим голосом молвит парень.
"Поздравить". С. Добрым. Утром.
Ник, ты совсем ку-ку...
Он мысленно пытается сложить дальнейшую фразу. Но вместо этого с его уст слетает лишь бред. Идущий от сердца, бред.
- Черт подери, ты и представить себе не можешь, насколько мне хорошо рядом с тобой. Меня тянет к тебе. Не говори, что ты не чувствуешь того же, потому что я теперь точно знаю, что чувствуешь. В этом нет ничего плохого, поверь мне, - теряя самообладание, уже не понимая, что он говорит, под влиянием непонятного импульса, прошептал Николас, и тут же его с головой окатило смущение... Но он лишь скромно улыбнулся Эммелине и вдруг резко поднялся с дивана и выпрямился. - А теперь, думаю, пора завтракать. И заткнуть уже эту шипящую рухлядь! - восклицает парень, долбанув рукой радио, и то вмиг замолкает.

0

102

СОСЕД

Сентябрь в этом году выдался особенно необычным. В прошлом году Николас, хоть и сменил, наконец, обстановку в связи с поступлением в университет, долгое время не мог найти себе места, метался по новой квартире как лев в клетке, искал свое место и пытался не утопать с головой в осенней депрессии. Не удалось. Сейчас он словно не узнавал погоду за окном, идеальную ауру в доме и уютное ощущение надежности и безопасности, царящие вокруг и в его душе. Все дело было в Эммелине. Девушка до сих пор не покинула его, чему парень был несказанно рад. Она по-прежнему подрабатывала в отеле, но теперь делала это лишь по выходным - все-таки, выпускной класс набирал свои обороты. Например, сейчас Николас помогал девушке с домашним заданием по алгебре, совершенно позабыв о том, что у него завтра семинарское занятие по макроэкономике. Впрочем, когда рядом человек,который тебе дорог, собственное благополучие можно упустить.
Надо ли говорить, что тот жаркий пыл, обжигающий все внутри, несколько умерился, освободив место лишь трепетной привязанности? Впрочем, сколько он читал в книгах, сколько в свое время ему рассказывала ныне покойная матушка, он прекрасно понимал, что это нормально, и любовь это не обжигающее, а мягкое, ровное чувство, от которого просто тепло. Тем она и отличается от горячечной влюбленности.
Сегодня был какой-то беспокойный день. С первыми лучами солнца на лестничной площадке кто-то гремел - не иначе как новые соседи переезжали. Этого им только не хватало. Теперь оставалось лишь надеяться, что новых жильцов полностью устроит планировка приобретенной им квартиры, и они не будут по ночам долбить в стену молотком или клеить обои с плотной стеной неприличных фраз, которыми обычно бросаются во время этого нехитрого занятия. Шуршание мешков, грохот коробок, ругань грузчиков - все это, конечно, отвлекало от занятия учебой, но в то же время звучало весьма любопытно и необычно, ибо парень привык к идеальной тишине на этаже. Одно дело, когда просто соседи пройдут мимо двери, громко разговаривая, но теперь все звучало иначе. Какая там алгебра и уж тем более, семинар, когда интереснее вслушиваться в действо, происходящее за дверями, и представлять своим бурным воображением все, что царило за ними.
Когда все стихло, стало даже чуточку грустно оттого, что нечем было заняться, так что пришлось вернуться к решению логарифмов, которое Эммелина, конечно, не требовала от парня, но поторопиться все же стоило, он ведь обещал. К тому же нет на свете более приятного занятия, чем помогать девушке, от которой ты без ума. Николас усмехнулся и сделал глоток воды - пересохло в глотке.
В ту же секунду в квартире раздался звонок. Парень аж поперхнулся от неожиданности и закашлялся, пока Гарсиа не долбанула от все души ему по хребту, и кашлянье закончилось. Отдышавшись, парень отставил стакан с водой и поднялся на ноги.
Кого это принесло? Неужто новые соседи уже решили навестить своим присутствием?
Он добрел до двери и открыл ее. На пороге показалась девушка, по внешнему виду едва больше двадцати лет. Во всяком случае, ее возраст явно выдавали смешные болтающиеся хвостики на голове и короткая, совершенно несерьезная юбочка.
Даже Эммелина одевается менее вызывающе, - пронеслось в голове.
Хюстон кивнул неожиданной гостье в знак приветствия, продолжая оценивающе разглядывать девушку.
- У тебя есть нож?
Этот вопрос показался столь неожиданным, что у парня медленно съехала челюсть. Ну разве так делают? Заявляются в таком виде к незнакомцу и просят вооружить холодным оружием? А если на него потом повесят какое преступление? Тьфу, что за мысли?
- Д-да, - чуть запинаясь, ответил парень, все еще недоумевая, зачем девчонке понадобился нож, но, главное, почему у нее нет своего. - Хотя я надеялся, что обычно прежде, чем что-то попросить у незнакомого человека, представляются.

0

103

Вот и как, скажите, это понимать? Даже не спросив дозволения, а хочет ли он ей помогать, тянет чуть ли не за ворот рубашки. Николас даже растерялся под натиском этой барышни. Что она себе позволяет? Ворвалась, понимаешь ли, без дозволения в дом, не представилась толком (а после выдала целое резюме на себя, но парень почему-то поверил не всему) и еще права качает, что-то требует от незнакомца. Другой бы уже давно послал непрошенную гостью далеко и надолго, но Николас был не таким невеждой. Во всяком случае, он готов был не помочь девушке, а, скорее, показать, как надо общаться с людьми. Ну еще бы, ведь он Хьюстон, а Хьюстоны отличаются примерным воспитанием (не считая отца, разве что). К тому же парень был весьма сообразителен, и решил, что если он сейчас поможет новой соседке, то она прекратит его доставать. Жаль только, что он в будущее не умеет заглядывать.
Николас глубоко вздыхает и направляется в кухню за ножом. Кидает пару фраз Эммелине, мол скоро вернется, после чего выходит на лестничную площадку и идет за китаянкой. Во всяком случае, ее внешность сразу давала понять, какой она была национальности. Но говорила чисто, практически без акцента, и Ник решил, что она либо родилась в США, либо очень давно живет здесь.
Проклятая земля. Чуть что, все бегут сюда, - пронеслось в голове.
- Ну что, где резать? - суетливо мельтешит рядом, торопя время, чтобы поскорее отделаться от этой барышни. Но девушка не спешила его так сразу отпускать. А у него была еще целая куча дел, кроме как помогать распаковывать коробки с вещами для незнакомой девушки. Задержись он на лишнюю минуту - Эммелина может не так подумать, этого ему только не хватало. Вообще Гарсиа не отличалась ревностью, но парень сам решил, что лучше не давать ей повода даже подумать об уходе. И до сих пор ему прекрасно удавалось ее удерживать рядом, не применяя силу или стоя на коленях, молить остаться.
- Даже не знаю, что бы я делала, если бы тебя дома не оказалось.
Он закатывает глаза. Неужели она не понимает, что со стороны выглядит нелепо? Думает, нацепила мини-юбку и все, каждый персонаж мужского пола у ее ног в экстазе? Увы, так не всегда бывает. В любом случае данные слова были лишними. Николас закатил глаза и недовольно фыркнул.
- Думаю, нашла бы кого-то другого. В нашем доме полно молодежи, в том числе и крепкий парней. Уж поверь, с некоторыми мы тренируемся в одной секции каратэ.
Он пытается быть любезным и ускорить бег времени простой естественной беседой, да и девушка вдруг еще что-то о себе расскажет. Слишком странно она себя вела. Неестественно, что ли. Николас как никто знаком с лукавством. Он прекрасно помнит детские годы, как мама и папа ругались, закрывшись у себя в комнате, но стоило рядом показаться одному из сыновей, они тотчас становились идеальной парой, любящей и обожающей друг друга. Потому что не хотели причинять боль сыновьям и открывать правду. Но и маленькие Ник, и Бэрри прекрасно понимали, что в семе что-то идет не так, а мама и папа явно что-то скрывают. Так и оказалось спустя время. И было больно. Но они пережили. Просто это жизнь.
- Кстати, меня Николас зовут, - вспомнив, наконец, что сам забыл представиться, исправляет свою оплошность и называет свое имя. Без лукавства и желания что-то скрыть. Он - открытая книга, но это не значит, что прикасаться к его страницам и читать написанную в них информацию, мог любой желающий. Ибо истинный смысл книг открывается только тем, кто умеет их понимать.
- Откуда ты и надолго ли в наших краях? - ему становится все любопытнее, и Николас решается выведать у девушки хотя бы какую-то информацию о себе.

0

104

Улыбается, делает вид, что ей интересна спортивная тема, но даже по комплекции девушки понятно, что любой спорт ей чужд. Разве что художественная гимнастика... И моргает глазками... Думает, что о хлопаний ресничек он разомлеет? Наивная. Но, благо, что хоть поддержала тему разговора. Итак, девчонка эта из Чикаго.
Чудеса какие. Перебраться в нашу дыру, - думает парень про себя, продолжая пилить скотч на коробках ножом, который словно нарочно отупел. Будто в доме хозяине нет, и некому даже ножи наточить. И как Эммелина его еще за это не убила? Парень чуть слышно хихикнул, не хватало еще, чтобы новая соседка решила, что поселилась рядом со спятившим идиотом. Во всяком случае наверняка в ее мыслях уже создался какой-то образ. Впрочем, Хьюстону все равно, что о нем думает какая-то там соседка. Не с каждым вновь прибывшим соседом стоит вести дружбу. Достаточно будет поздороваться и попрощаться при встрече. Если, конечно, кое-кто не начнет доставать другого и копаться в душе. Этого парень даже Эммелине не позволял слишком часто. Порой он казался сам себе неприступным и замкнутым. Но старался хотя бы делать вид, что он не чурается мира сего и учится поддерживать любого рода беседы.
- Тут ещё пару мелочей передвинуть. Помоги, пожалуйста.
Так, похоже, кто-то обнаглел, - подсказал Внутренний голос, и парень от неожиданности выронил нож из рук, хотя со стороны наверное, показалось, что он его нарочно швырнул.
Ну конечно, зачем платить грузчикам, когда можно попросить нового соседа?
Качает головой и глубоко вздыхает. Нет, ему было несложно пнуть в угол тот или иной журнальный столик, докатить диван до стены или установить шкаф. Просто, как ему казалось, новая знакомая не знала чувства меры. Что ж, он ее научит хорошим манерам, у них будет как минимум пара месяцев. Вот что отличало Хьюстонов, так это то, что любят учить других, но сами резки на критику.
- Ну, где там твои "мелочи"? - делает ударение на слово "мелочи" с сарказмом в голосе и проходит в основную комнату, но внутри начинает нервничать. Виду, конечно, не подает в надежде, что Мэй сама прекратит весь этот спектакль недоумевающей девчонки. Вроде бы взрослый человек, должна понимать, что негоже требовать от человека больше, чем нужно.
Николас сдувает упавшую на глаза прядь волос - кажется, кому-то пора постричься, а то совсем стал похож на обезьяну, Эммелине, конечно, все устраивало в его внешности, по крайней мере, она не делала замечаний, да и парня нельзя было назвать неряхой, но ладно хоть бреется регулярно - стягивает ткань, накрывающую диван, с гордо поднятой головой вручает ее хозяйке квартиры, после чего вцепляется в подлокотник и начинает тянуть эту громилу, куда укажет хозяйка. Она бы еще туда кирпичей засунула в качестве наполнителя. Мэй снует вокруг, думая, стоит ли оказывать поддержку своему галантному помощнику, но парень лишь отталкивает ее.
- Не мешайся, лучше воды принеси попить, не стой зря, - фыркает, что-то бормочет про себя, но продолжает бороться с диваном. Наконец, спустя пару минут войны, Николас одерживает триумфальную победу со счетом 1:0 и оглядывается вокруг в поисках мебели, которую ему еще предстояло одолеть. Ничего особенного - два кресла, шкаф с антресолью (как его вообще сюда заперли?) и холодильник. На остальное даже не обращает внимание. Не такая уж соседка и беспомощная, уж что-то, но пару столов в состоянии передвинуть. В парне взыграла нотка ненависти к этой особе. Любой, знающий Хьюстона, мог с уверенностью сказать, что этот парень не любил браться за какое-то дало всерьез и надолго, и уж так называемая профессия грузчика уж точно не была его призванием.

0

105

Пока Николас с последними силами, мокрый, взъерошенный и нервный, расправляется с холодильником, хозяйка квартиры что-то усиленно колдует на кухне. Странные существа - женщины. Ее попросили о самом банальном - налить стакан простой воды. Но нет же, она обязательно сотворит из этой просьбы целый спектакль для одного зрителя. Впрочем, нельзя было отрицать, что ароматы, которые витали в кухне, парню пришлись по вкусу. Он даже не мог припомнить, где и когда он их слышал. Верно: он ощущал их впервые. Оно и понятно, девушка, в конце концов, была китаянкой, а каждый должен знать традиционное таинство заваривания китайского чая, любопытные чайные церемонии и невероятного аромата чай. Это все, конечно, несколько сглаживало неудобство, причиненное соседкой Хьюстону, который и без того был как на иголках, но одной чашки чая было явно недостаточно. Впрочем, парень надеялся, что девушка все-таки оставит его в покое после такой утомительной просьбы.
- Вот, чай. Зелёный.
Улыбается, хлопая ресничками, и передает ему поднос, на что Николас лишь чуть кривит губами и вопросительно изгибает брови. Несмотря на все старания соседки, он не очень любит чай.
- А какао нет?
Ага, еще скажи - с корицей. Губу-то не раскатывай, - приструнил Внутренний голос.
Николас закатывает глаза и идет вслед за хозяйкой квартиры в гостиную, где ставит поднос на журнальный столик, а сам устало падает на диван. - Надеюсь, не выгонит, да и пусть только попробует меня сдвинуть с места. Уйду, когда отдышусь, с нее не убудет, - решил про себя Хьюстон, а у самого руки дрожат в нетерпении вернуться домой. Эммелина, наверняка его заждалась.
Мэй что-то усиленно ищет в планшете, не иначе как пытается разобраться в карте местности. Но Николас молчит. Не хватало еще заработать себе дополнительный день с этой барышней и работать у нее уже в качестве экскурсовода. Не заблудится, в наш-то век развитых технологий. Парень устало тянется за чашкой с чаем и делает глоток - горький.
- Слишком крепкий, - делает утверждение и поднимается на ноги, - ладно, я пойду, у меня еще главное дело осталось. Впрочем, тебя это не касается, - дабы избежать дальнейших расспросов, прерывает фразу именно таким способом, после чего направляется к двери. - Черт, нож забыл, - Ник вопросительно озаряется по сторонам, но в этом Хаосе теперь крайне сложно что-то отыскать. Поэтому, предвосхищая довольно скорые повторные визиты соседки, машет рукой и, бросая ей короткое "Потом занесешь", выходит из квартиры, закрыв за собой дверь.
До соседней двери, казалось, он шел вечность, мысленно перебирая в голове информацию, которую он узнал о новой соседке. Вряд ли человек при встрече с незнакомцем стал бы сразу рассказывать, в каком году родился, где и как. Но эта выдала сразу все, что считала нужным. А не скрывает ли эта китаянка что-то от него? Он это выяснит, но после. После того, как отдохнет. Эти таскания мебели похлеще любой тренировки.
Он входит в квартиру и сразу направляется в ванную, где смывает с себя результаты тяжелой работы в виде пота и надевает чистую футболку взамен пропитанный им рубашки. По возвращению в гостиную, усаживается рядом с Эммелиной и осторожно целует в щечку.
- Вот и я. Ну, что там у тебя с задачей? - делает вид, будто он вышел покурить и вернулся помогать Эммелине с домашним заданием. Вчитывается в логарифмы, вдумается в каждую цифру, но лишние мысли мешают сосредоточиться.
Странная она. Интересно, откуда такая нарисовалась все-таки? Что-то не верю я ее рассказам... Черт с ней, надеюсь, она теперь побеспокоит нескоро.
О, как же он ошибался.

0

106

Следующие часы Николас просто наслаждался одиночеством. В компании Эммелины. Не смейтесь, ибо Гарсиа настолько была спокойна, не суетлива, не надоедлива - сущий ангел, а не девушка. Надо же, какая ирония. Несколько недель назад парень сам пытался достучаться до Эммелины, сновал вокруг, мозолил глаза ди еще и лез в душу со своей необоснованной любовью. И как его Эммелина до сих пор терпела?
Что до новой соседки, то от нее не было ничего слышно весь следующий день. Николас аж воспрял духом в надежде, что она не вспомнит о нем более и не продолжит доставать по всякому дурацкому поводу. Даже махнул рукой на нож, который он оставил у Мэй, когда распаковывал все эти чертовы коробки, лишь бы только не видеть это смеющееся китайское личико. Тьфу, аж противно!
Очередной вечер он проводит за книгами и подсчетами. У него началась курсовая работа по экономической теории по теме "Национализация и приватизация собственности как инструменты государственного воздействия на экономику". Только его любимому преподавателю могла придти в голову такая тема. Странно, что среди преуспевающих студентов группы эта женщина выделила именно его, хотя он не было отличником. Да и в последнее время парень заленился в учебе.
Эх, как хорошо было в школе, - вспоминает он про себя, путаясь в правовой основе темы.
Эммелина рядом потягивает сок и пытается вникнуть в учебник по информатике. Впрочем, такому компьютерному гению, как эта девушка, никакие учебники были не нужны.
Звонок, раздавшийся в квартире, парень расценил как шутку. Они ведь никого не ждали, к тому же, будний день. Однако, когда он повторился, Николас встрепенулся и от волнения напрягся. Неужели опять пришла? Честно говоря, он не хотел никого видеть. Он не был одиночкой, но порой он предпочитал провести вечер в тихой уютной обстановке и о прочем не тревожиться. А теперь его покой вновь нарушают, и придется не только дверь открыть перед незваным гостем, но и, возможно, пригласить войти или же опять диваны-холодильник передвигать? Мало ли, вдруг что-то стоит не по фэн-шую. Ох, уж эти женщины. А китайско-японские вообще.
Николас нехотя поднимается с нагретого на диване места и будто на ватных ногах плетется к двери. Открывает. Так он и думал. На пороге, сияя всеми сорока зубами, красуется соседка с целой тонной пакетов в руках. Неужели до квартиры их донести сил не осталось? Парень закатывает глаза и качает головой, мол, это капец.
- Ну привет, - нехотя отвечает, лишь из уважения к человеку, после чего начинает рассматривать целую охапку ножей, которые Мэй принесла с собой - забыла, как выглядит соседский. Ник быстро обнаружил свой и, положив его на комод, встал в дверях, словно загораживая проход в квартиру, чтобы у китаянки и в мыслях не было переступить за порог. Нет, нельзя было сказать, что Хьюстон не любил гостей, но он привык, когда его прежде уведомляют о визите. Достаточно вспомнить то утро, когда отец неожиданно нагрянул по срочному делу, тогда ему с Эммелиной пришлось выкручиваться и краснеть.
В качестве аргумента войти внутрь квартиры, девушка презентует аппетитно выглядящий торт с густым кремом из взбитых сливок. У парня аж челюсть отвисла. Вот это называется обычно ударом ниже пояса. Откуда она знает, что он любит сладкое? И почему она так уверена, что он ее впустит в квартиру? Что ж, нехотя, но приходится проявить гостеприимство. Пусть посмотрит, как надо встречать гостей и любезничать. Однако, он решает прежде немного поиграть.
- Всего лишь чай? А как насчет обещанного какао с корицей?
Его глаза хитро блестят, а губы невольно расплываются в ухмылке. Он немного наглеет, но, в отличие от непрошенной гостьи он - сам ангел. Ну или любое другое существо, о котором Мэй могла подумать, представляя Ника на его месте.

0

107

Ну надо же, какая заботливая у Николаса соседка оказалась. Заботится о его печени, можно подумать, что он каждый день убивается такими сладостями. К тому же, он не пьет. Достаточно было с него одного-единственного раза, когда одна надоедливая особа, в качестве очередной попытки завоевать его, решила напоить в одном из баров. И, разумеется, переборщила с количеством спиртного. Следующее утро парень запомнит надолго, особенно, как в мозг кто-то невидимый пытался запихнуть толстый железный прут.
Николас поморщился от долбанувших в мысли воспоминаний и продолжил кивать якобы в знак согласия во всем, что Мэй уверенно твердила. А то, мало ли, начнет перечить, так вломится в квартиру с тонной медикаментов и будет лечить его и без того здоровую, как у быка, печень.
О, дорогуша, знала бы ты, какую диету мне приходится время от времени держать в период подготовки к соревнованиям, так что такие пиры я себе позволяю крайне редко.
Ему было немного неловко оттого, что девушка стояла перед ним на высоченных шпильках (и как только они умудряются не падать с них?) и смотрела прямо в глаза, пристально и настойчиво. Николас сам никогда не отводит взгляд, когда общается с собеседником, ибо считает этот жест неуважительным, но сейчас ему было даже неуютно, ведь девушка была практически не знакома, и, если в случае с Эммелиной ему сразу стало уютно в ее обществе, то здесь все казалось чужим и холодным. Тем не менее, он продолжает молчать, и, о чудо! Китаянка решила самостоятельно ретироваться и, откланявшись и миллион раз извинившись, развернулась на каблуках и направилась дальше по коридору. Как-то даже поплохело. Ему показалось, что он обидел человека, который просто хотел подружиться и отметить новоселье с новыми соседями. Вдруг у Мэй никого больше не было из знакомых в Филли? Она ведь ничего о себе, в принципе не рассказала. Ник стоял как вкопанный, подавленный, с охапкой кухонных ножей в руках. Ну прямо как переходящие жезлы, будь они не ладны.
- Кажется, у нас сложилась традиция оставлять друг у друга кухонные принадлежности, - молвит вслед и делает пару широких шагов, которых ему вполне достаточно, чтобы догнать уходящую прочь китаянку. Ладно, пусть будет так, как она хочет, этот раунд оставит за ней, но пусть так сразу не радуется, он еще возьмет реванш. Она одержала победу в поединке, но войну ей ни за что не выиграть. Ибо Николас не очень любил таких настойчивых и надоедливых людей. Ему хватало Меган в университете, которая, он надеялся, никогда не попадет на глаза Эммелине. Представить страшно, что тогда будет. Влюбленная женщина - это нечто. Она готова на все, порой даже на самые крайние меры.
- К тому же, кто откажется от благодарности за передвинутый диван в качестве шоколадного торта? - он широко улыбается и хитро сверкает глазами. - Вот только не стоит беспокоиться за мое здоровье. Тренировки, диета и отсутствие вредных привычек, и твой организм-кремень.
Ну так что, так и будем стоять посреди коридора и пилить друг друга взглядом?
Он буквально хватает Мэй за руку и ведет в квартиру, впрочем, кажется, соседка сама не против. Она ведь этого и добивалась. Николас пропускает теперь уже гостью вперед, после входит сам и, сообщив Эммелине о том, что ужинать они сегодня будут не вдвоем, запирает дверь.
- Пойду поставлю чайник, можешь пока полистать мои учебники и выделить карандашом все, что найдешь о ренте, - вновь включив свою наглость, ведь его оторвали от реально важного дела, парень направляется в кухонную часть комнаты, искоса поглядывая за новой знакомой, мало ли, что ей еще придет в голову.

0

108

Мэй делает вид, что ей интересно то, чем занимается Николас. Но парень понимает, что ей абсолютно все равно, и её няшный китайский мозг не способен к точным наукам. В любом случае, вполне нормально для второго дня знакомства. Ему становится невероятно весело от того, как нелепо выглядит девушка перед раскрытым учебником по гражданскому праву смешно морщит лоб, вчитываясь в непонятный на первый взгляд текст и ковыряется в страницах карандашом. Николас не мог не заметить и лёгкой улыбки на лице рядом сидящей Эммелины, видно, что прибывшая гостья её также веселила. Вообще к ним редко кто заглядывал. В основном это был Хьюстон-старший, Бэрри и лучший друг Ника, и тот по вопросам учёбы. Надо признать, что парень начинал даже немного сочувствовать Эммелине, которая была одна, общалась со знакомыми лишь по телефону и в школе, ведь любой лишний глаз мог сослужить службу головорезам, разыскивающим девушку, сам того не осознавая. Хотя, быть может, их уже никто не искал. Но нельзя было терять бдительность. В любом случае он старался всячески украсить её свободное время.
Николас глубоко вздохнул и, облокотившись о холодильник, потрогал рукой чайник - ещё холодный.
Надо купить новый, этот уже почти не греет, - решает Хьюстон про себя, вспоминая, сколько денег у него осталось на студенческой карте. За лето практически все потрачено, присутствие второго человека в доме чувствуется, зато какой это человек! К средствам, вложенным на второй личный счёт отцом, он до сих пор не притрагивался. И вряд ли эти деньги ему сейчас понадобятся. Когда-нибудь на путешествие...
Пока дамы занимались своими и полученными учебными делами, Николас разрезал торт на кусочки и облизнул нож, пробуя заварной крем. Вкусный. Он любит шоколад. До полного счастья не хватало какао с корицей, и пофигу, что там сказала китаянка о вреде сладкого. Пока у него нет тренировки, можно расслабиться.
Подоспевший чайник воодушевляет парня на продолжение разговора. И он жестом подзывает к себе соседку, чтобы та помогла ему. Нечего сидеть, сложа руки. Один хрен знает, как заваривать настоящий китайский чай, который принесла девушка.
- Итак, жду мастер-класс от профессионала, - хитро сверкая глазами, предлагает парень и засучивает рукава рубашки. - Кстати, тренинг у нас будет коротким. Учти, я схватываю на лету.
Он гордо задирает голову, но не слишком сильно, иначе корона свалится. Но Николас любит учиться всему, что связано с кулинарией. Но вот что ему всегда хотелось, так это научиться разбираться в сортах чая и поприсутсвовать на чайной церемонии. Возможно эта надоеда Мэй научит его хоть чему-то полезному.
- Это экономическая теория, кстати, - вспоминая вопрос, заданный девчонкой, отвечает парень, распоряжаясь кипящей водой и кружками. Не забывая достать заварочный чайник и передавая его Мэй. - Я учусь на втором курсе экономического факультета. Но, хочу сказать, что это вовсе не моё призвание. Честно говоря, я не знаю, какой путь в этой жизни выбрать. Возможно, я еще не до конца осознал, в чем смысл этого мира и жизни в целом.. Вон вообще возьму и женюсь, - хихикая, кивает в сторону Гарсии, дабы показать, что та тоже в игре, которая в ответ заказывает глаза и, чуть покраснев, крутит пальцем у виска. - И буду ходить по дому в одних трусах и чистить зубы в гостиной.
Невзирая на реакцию Эммелины, он переходит на стеб. А как ещё вести беседы с этой странной и скрытной китаянкой? А со своей подругой он потом разберется. Это ведь всего лишь игра.

0

109

ЭРОТИЧЕСКИ БОЛЬНЫ

Э
- Ник? Ты меня слушаешь? - её голос будет отдаваться эхом на несколько десятков метров и этот звук испугает брюнетку. Оборачиваясь назад, увидит, что юноша идет далеко от неё и понятно, почему "он" уже долгое время молчит, не комментируя её слова, и это можно объяснить тем, что они поднимаются на холм. Придется остановиться, чтобы дождаться Николаса, иначе будет не очень хорошо, если ребята потеряются в лесу.
- Кто из нас ещё спортсмен? - засмеется девушка звонким голосом и положит руку на живот, ей самой было сложно дышать, но так сильно ей желалось дойти до места назначения. Откуда она знала, куда они идут? Ей рассказывали об этих местах, да и была она здесь всего парочку раз. Было бы не плохо вспомнить то, что забылось и восстановить свои ощущения из прошлых времен. Как говорится, новое - это хорошо забытое старое. Оставаясь всё ещё в неопределенных отношениях, было сложно находить золотую середину между дружбой и возникающими чувствами. Ник имел представление об отношениях между девушкой и парнем, а Эммелина лишь предполагала по многочисленным кинокомедиям и мелодрамам. Однако, любовь в её понимании была несколько другой. Не такой драматичной и не такой розовой, слишком сладкой. Она должна быть...Не идеальной, но при этом доставляющей удовольствие даже самому заядлому перфекционисту.
- Мы почти пришли, - добавит девушка, а после уже и сам Ник окажется с ней на одном уровне.
- Не жалеешь, что согласился идти в поход? Лучше было бы провести этот день дома? Мнение Николаса имело особое значение и естественно ей было интересно знать, что думает по поводу всего этого и сам парень. Отчего-то ей казалось, что он не в особом восторге, но при этом вдохновлен чем-то, что ей ещё неизвестно.
- Ты был в походах ранее? Я всегда устраивала "походы". Но эти походы были на задний двор нашего дома. Ну, хоть что-то. Взяв Ника под руку, потянет за собой и вот, они на не такой уж и высокой вершине холма. Осталось пройти совсем немного, они увидят озеро и именно там можно будет сделать привал.

Н
Она его поторапливает, ей не терпится найти уютное местечко, чтобы отдохнуть, перекусить и полюбоваться пейзажем. Осенний лес встречает их приветливо, заботливо обволакивая ранним туманом, кидает под ноги шуршащие листья и обдувает бодрящим утренним ветром.
Николас будто во сне оказался, одном из тех, что берут за душу и снятся обычно детям. Эммелина разбудила его ни с вет, ни заря, снарядила походными принадлежностями и потянула из дома. Надо заметить, парень был рад этому. Впервые за долгие дни, в течение которых он усиленно пытался привлечь внимание девушки а, главное, поселиться в ее сердце, также, как и она в его, что-то сдвинулось с места. Наверное, он был не прав, давя на нее, она сама сделает шаг навстречу, когда придет время. Главное, чтобы не сбежала.
Гарсиа хватает его за руку и буквально тянет на вершину холма. Ругает его за нерасторопность, мол, спортсмены не должны быть такими ленивыми и медлительными. Но куда ему спешить? Вся жизнь была впереди, кроме того, Хьюстон очень давно не выбирался на природу. В последний раз это было в одном из старших классов школы, и то на соревнования по спортивному ориентированию, в которых Николас занял почетное третье место. География ему редко удавалась, поэтому сейчас парень довольно расчетливо взял с собой компас, так, на всякий случай. Не потерять бы только.
- Легче, не дергай так, - бормочет себе под нос, наивно полагая, что девушка его услышит, но ежели Эммелина решилась на что-то безумное, отговорить ее практически невозможно.
Наконец, парочка поднялась на холм, и их взору предстала невероятной красоты картина, в центре которой в лучах утреннего солнца поблескивал небольшое озерцо, которое так и манило в свой омут. И, будь немного жарче, парень непременно нырнул бы в воду.
Николас помог девушке спуститься с крутого холма, после чего они выбрали небольшую полянку на берегу озера и остановились, молча слушая лесную тишину.
Как хорошо, - пронеслось в голове, и парень закрыл глаза, поддавшись наслаждению, охватившее его.

Э
Какой же он сегодня тихий. И эти мысли были справедливы. Обычно громкий и болтливый Николас, сегодня был на удивление спокойным, тихим. Возможно, он задумывался над самой идеей кэмпинга, ведь в последнее время Эммелина была немного на взводе. Вдруг сама Эмма предлагает провести время на природе. По её мнению, Николас ждет, что сейчас Эмма может выкинуть что-нибудь невообразимое, её настроение в последнее время невозможно было предсказать.
- Ты сегодня очень молчалив, - подметила Эммелина, опуская рюкзак на землю. Устремляя свой взгляд на горизонт, не сдержала восторженного "Вау" и улыбки. Смотреть на такое - это, наверное, самое большое бесплатное развлечение и удовольствие, которое можно получить от природы.
- Жаль, что не сходили на природу ещё летом. Могли бы искупаться, - изобразив печальное выражение лица, Эмма всё-таки не так сильно расстроится. По сути, она вообще не любила плавать в подобных местах и избегала пляжей и общественных бассейнов. То ли это была брезгливость, то ли простое нежелание оставаться в одежде, которая именовалась купальником. Да и загорать ей никогда не приходилось, природа и без того наградила её смуглым цветом кожи.
- Умеешь палатки ставить? Надеюсь, что да, потому что я не умею, - смеется Эммелина, хоть и понимает, что это совсем не смешно. Было бы ужасно остаться без палатки на природе. Спать на сырой земле, осенью, когда есть небольшой риск проснуться от того, что в майку или в трусы заполз муравей - это было совсем не приятной новостью. Но почему-то она была уверенна, что с Ником не пропадет. Даже если и он не умеет ставить палатки, вдвоем они прекрасно справятся с этой небольшой проблемкой. Как-будто бы до этого не было хуже ситуаций.

Н
Она пытается до него достучаться, но он слишком расслаблен, чтобы слушать ее голос. Чарующий, манящий прохладой и мягкостью, голос. В любое другое время он бы последовал за ней, но сейчас, когда он в полной мере ощутил прилив природы в свой организм, он готов был остаться здесь навсегда и слышать тишину.
Эммелина с улыбкой и недоумением глядит на него, пытается расшевелить, придать бодрости, раскрутить хоть на какую-нибудь беседу.
Надо же, какая ирония, - с улыбкой подмечает Николас, вспоминая, как месяц назад пытался примерно также достучаться до девушки, но немного переусердствовал. А теперь Гарсиа оказалась на его месте, что ж, пусть ощутит себя в его коже, иногда меняться ролями полезно.
В конце-концов Хьюстон приходит к выводу, что уже пора закругляться с игнором, все-таки, рядом с ним находилась чаровница, что всех краше, затмевая своей красотой все прелести матушки-природы. Чем не приятное времяпровождение для выходного дня?
- Палатку? Теоретически, - растерянно отвечает Ник, разбираясь в спутанном бауле, что он нес за плечами и теперь скинул на траву. Распутав палатку, он раскладывает ее на траве, на выбранном для привале месте и пытается разобраться в многочисленных узлах. - Кстати, погода и вправду шикарная. Жаль, что мне не удалось раньше тебя вытащить, - бубнит в знак согласия, ползает по земле, запутываясь в куске брезента, расправляя углы и втыкая колышки, чтобы палатка расправилась.
Проклятое старье, - мысленно ругается парень, добавляя к разговору о погоде:
- Я, кстати, не прочь увидеть тебя в купальнике, - за что непременно огребет пинок под зад от девушки.
И пускай знает, что она для него желанна. Это естественно.

Э
- Купальник ему подавай.., - хмурится Эммелина, отходя от Ника, не вмешиваясь в его "творческий процесс". Она может сделать только хуже, так что лучше оставить его наедине на какой-то короткий промежуток времени. Отходя, она улыбнется, смущаясь комментарию Николаса о том, что  хотел бы увидеть её в купальнике. С одной стороны, он видел её, когда она была в душе, а с другой стороны, она терпеть не могла купальники и прочую одежду, которая слишком открывала тело девушки. Она не жаловалась на собственное телосложение, Эмма даже знала, что находится в хорошей форме, но ей просто была не совсем приятна мысль об оголении каких-то участков своего тела. Возможно, Эм ещё просто не пережила этот период. Если Ник уже был более взрослым, то Эммелина до сих пор переживала подростковые переживания.
- Тебе помочь? - вдруг поменяв свое решение, она разворачивается на пятках и в несколько шагов сокращает расстояние между юношей и собой. И уже сидит на коленках рядом с Ником, разбирая палатку. Ей вдруг стали вспоминаться дни, когда в детстве они так же вытаскивали палатки на задний двор своего дома. Но эти палатки разбирал или дядя или отец. К сожалению, Эммелину никто этому важному навыку не обучил. Однако глупой её не назовешь, и потому через несколько минут пыхтения и молчания, она, совместно с Николасом, собирает полноценную, хорошую и большую палатку, в которой им будет нужно переночевать. Кудрявые черные волосы вытеснят друг друга из под резинки и станут лезть на волосы. Поднимая свою голову в сторону Николаса, улыбнется ему самой широкой улыбкой. Наверное сейчас она выглядела крайне глупой. Она уже устала, но эта усталость была приятной. Она решает оставить Николаса с их временной ночлежкой, пока будет вытаскивать пищу, которую запихала к себе в рюкзак. Эммелина сейчас не чувствовала себя голодной, но это не означало, что и Ник был того же мнения.
- Ты не голоден? Обычно на природе разыгрывается аппетит.

Н
Она лишь смущенно хихикает, да и слава Богу, что она воспринимает его попытки к столь своеобразным заигрываниям также шуточно, как они и задумывались. Не хватало еще раскраснеться перед Эммелиной. Она ему нравится в любом виде: в деловом костюме с аккуратно затянутой в шишку, волосами, уверенная в себе и целеустремленная, или же в обычном домашнем халате, непричесанная, взъерошенная и уставшая. Впрочем, возможно, она права, и купальник был бы явно лишней деталью гардероба, учитывая, что уже однажды он лицезрел девушку во всей красе, и теперь это будет лишь будоражить фантазию.
Наконец, палаточный "шедевр" был закончен с грехом пополам, и Николас выпрямился, довольно рассматривая проделанную работу.
- Я гений, не правда ли? - он поворачивается к девушке и хитро сверкает глазами, та лишь предлагает перекусить, но парень полагает, что прежде необходимо развести костер.
- Ты права, как всегда, но мы ведь взяли с собой огромную тучу старья, думаю, оно нам пригодится, когда мы попытаемся испечь картошку и прочий сырой паек на костре.
Он направляется к огромному рюкзаку и не без помощи девушки раскладывает многочисленных хлам туда, где он более подходил по фен-шую. Надо же, тот еще аккуратист нашелся. Дома бы так рвался что-то делать. Впрочем, какое-то время его тянуло помогать девушке, которой неудобно было пользоваться его добротой, и она взяла на себя домашние дела. Но теперь, когда все, наконец, утряслось, временами даже еле заметная лень нападала.
- Ты пойдешь со мной на поиски сухих веток для костра? - он окинул взором поляну и махнул рукой на вещи. В лесу кроме них никого не было. Ну, утки и мушки не в счет. Так что вряд ли на их рухлядь кто-то позарится, наверняка лишь посочувствуют, если увидят. - Этот хлам все равно никому не нужен.

Э
- Гений, - соглашается Эммелина, радуясь, что у них есть место для ночлежки.
- Ты пойдешь со мной на поиски сухих веток для костра? Как-будто бы у меня есть выбор, Ник, - её мысли были понятны. Провести практически всю жизнь в городской суматохе, выбираться на природу раз в год и...Собирать сухие ветки. Может быть, это только звучит так глупо, но выглядит, наверное, ещё хуже. Брюнетка кивнет головой и направится следом за Николасом, который словно знал куда им нужно идти. Его осведомленность иногда пугала, а иногда заставляла гордиться.
Эти размышления навеяли хорошее настроение. В несколько шагов она сокращает расстояние между юношей и собой, запрыгивая тому на спину. Обхватывая его плечи  своими руками, зацепится так, чтобы не упасть. Успешно и никто не пострадал. В детстве, когда она проделывала данную манипуляцию, её дядя, Рауль, наклонялся вниз и Эммелина проскакивала мимо, а то и вовсе врезалась в парня. Такая у неё была странная, но любимая семья...
- Я поймала тебя, - засмеется Эммелина, пытаясь раззадорить Ника, который, кажется, решит отомстить ей за её занудство на прошлых неделях. Но с ней такое не пройдет, он ещё не знает, что у неё около сотни, а то и больше пунктов в плане, где она пытается развеселить Ника. Что же..Если он решил сегодня быть занудой, пусть так и будет, она же станет игнорировать это, не прекращая радовать его простыми вещами.
- Стоит нам опасаться медведей, белок и, что ещё хуже, муравьев? - поинтересуется она не без смысла, ведь она множество раз видела по телевизору, читала книг и видела статьи в интернете, где рассказывалось о непутевых ребятах, которые встретили диких животных и попали из-за этого в беду.

0

110

КОМПРОМАТ

В последнее время я часто спешу. Не то, чтобы мне хотелось поскорее свалить из университета после занятий, но, помимо учебы, к которой я, несмотря на толику лени, отношусь с серьезностью, у меня были некие обязанности перед собой, перед моим домом, перед Эммелиной, в конце концов. К тому же моя хорошая до сих пор усердно трудится на подработке, что порой ей не хватает времени на выполнение школьных домашних заданий. И я непременно прихожу ей на помощь, бросив подготовку к семинарским занятиям. Для меня важен покой человека, которого я люблю, и я всегда буду ставить ее интересы превыше своих. Ее желания - мои желания, ее слабости - мои слабости.
От всего сердца уважаю преподавателей, которые отпускают с последней пары раньше. Порой даже десять минут могут показаться вечностью, например, когда ты в ожидании того, кто тебе близок, ну или, например, во время долгой утомительной поездки. И это время можно потратить с пользой. Хорошо, что сегодня нет тренировок, следовательно, день обещает закончиться благополучно, никаких приключений не предвиделось. Воодушевленный более ранним возвращением домой, я едва ли не вприпрыжку мчусь по улице в предвкушении поскорее начать готовить обед, а сегодня, похоже, и на десерт время останется. Эммелина будет довольна. Да и я, впрочем, никогда не откажусь от сладкого.
- Привееет
Слышу за спиной знакомый голос, и мое настроение словно ветром сдуло. Вот и нежданные приключения - "почувствуй себя хоббитом". Ну вот зачем ты мне сейчас? Мало того, что десять лет, как приклеенная, бегала за мной в школе, так теперь я уже второй год терплю тебя в университете. И как ей не надоест? Интересно до сих пор, что такого она во мне нашла? Я не герой-любовник, я не богат, не известен, а такие девочки, как она предпочитают совершенно крутых брутальных парней с гитарой или на крутой тачке. Может, она так хочет еще сильнее выделиться на фоне сверстниц? Кто знает, ведь ее умственные способности далеки от высшей лиги, то есть, от университетских.
Мои руки тотчас тяжелеют в буквальном смысле этого слова, ибо Меган вешается чуть ли не на шею. Вот есть такие люди, которым как об стену горох - в одно ухо влетает "Отойди", а в другое вылетает. Клири относилась к числу таких людей. Назойливая, словно муха, она липнет при любой возможности. Похоже, у нее паранойя. А мои одногруппники начинают поговаривать о том, что я экий бабник - живу с одной, сплю с другой. Не без участия в этом грязном белье самой Меган, нет никаких сомнений. Лишь ее испорченной фантазии под силу придумать сию мерзость обо мне. Благо, Эммелина ничего не ведает и каждую минуту молюсь о том, чтобы ее неведение продолжалось и далее.
Меган не была уродиной. Она не отличалась умом или сообразительностью, но мои одноклассники, которые, как ни странно, до сих пор с ней ведут общение, говорят, что она веселая, с ней есть, о чем поговорить, а, значит, она способна понять и простить. Но почему же она не понимает простую человеческую фразу "Мы не пара"? Мои глаза невозможно обмануть, я вижу, что я ей совершенно безразличен, я прекрасно знаю, что она встречается с каким-то музыкантом или спортсменом, но, тем не менее, продолжает меня терроризировать. Знаете... порой она меня пугает. Экий маньяк в юбке.
Итак, чтобы сэкономить время и нервы, я решаю схитрить и сделать вид, якобы тоже рад видеть личную пиявку. Возможно, девушка будет ошарашена моим галантным поведением, и я, улучив момент ее ступора, смогу улизнуть от любопытных глаз.
- Ну, здравствуй, - надеваю на себя маску с улыбкой, однако, беру ее руку в свою, но только для того, чтобы отцепить от своего рукава. - Представь себе, спешу. А ты меня лишь задерживаешь. Поэтому если у тебя есть ко мне какие-то вопросы, советую задать их быстро, ибо я спешу.

0

111

Александр Рыбак - Достала
Ее глаза светятся платиной, что в них больно смотреть. Я должен догадаться, что под маской этой хитрой лисицы скрывается волчица, голодная, хищная зверюга с острыми, как бритва, клыками, которая норовит вонзить зубы в горло и разорвать в клочья лишь за одну только мысль об Эммелине. Клири прекрасно осведомлена о моей личной жизни, я поражаюсь, откуда она взяла целую сеть информаторов. Я напряжен, но, почему-то, подозрений о том, что эта девушка что-то задумала, нет никаких. Она как заноза в заднице, никакой пользы, одни неудобства. Вбила себе в голову, что она непременно должна пойти со мной под венец, и ни с кем больше. Я не могу ее видеть, но я должен как минимум улыбаться, дабы она не заподозрила, что мне с ней неуютно, и не пристала с очередной бредовой идеей. Довольно с меня было школьного выпускного... брр... И вспоминать тошно.
Меган что-то бормочет о том, что я якобы герой, который спас девушку от преследователей, и та в знак благодарности меня очаровала настолько, что я утонул в беспамятстве. Но мы не выбираем тех, кто будет нас любить, а выбирают нас, решает лишь сердце, а разум лишь подчиняется.
Я смотрю на Мег и пытаюсь понять, что скрыто за этими с виду милыми глазками, что сейчас глядят на меня, наполненные яростью, и хлопают ресницами. Да, пусть Клири и была девочкой богатого папика и усиленно доказывала всем подряд, что она способна всего добиваться самостоятельно, что она, как и все, может чувствовать, но отчего я должен страдать превыше всего за ее так называемое доказательство? Будто другой жертвы не нашлось... О, нет, я никому не пожелаю очутиться на моем месте, это тяжкая ноша, которую я с облегчением сбрасываю всякий раз, когда возвращаюсь домой и закрываю за собой дверь. Лишь в квартире наедине с Эммелиной я могу быть собой, ощущая невероятную легкость, даже запах вокруг Гарсии приятный, а аура, создающаяся девушкой, погружает в расслабляющее забвение, и ты просто отдыхаешь душой, вне зависимости от рода занятий на вечер.
- Прям как на службу к ней бегаешь. Небось еще отчитываешься, что делал, с кем встречался.
Что?!
И как вообще у нее язык повернулся сказать такое? Я далеко не подкаблучник, я совершенно самостоятельный человек, у которого есть свои мысли, свои дела, обязанности не только перед девушкой. Меган кажется взрослой, но ведет себя и рассуждает как пятилетний ребенок. Ведь если я спешу домой, значит, мне есть, куда возвращаться, значит, меня там ждут, значит, мне там уютно. Это не проявление слабости, это сила - быть нужным. Порой мне кажется, что я начинаю познавать истинный смысл этой жизни. И он заключается в том, чтобы не просто создавать семью, бегать с работы домой, помогать детям узнавать этот мир, а в том, чтобы делать этот мир лучше. И это улучшение чувствуется в наших поступках. Да, я спас Эммелину лишь потому, что негоже сильным обижать слабого, потому что у меня была возможность одолеть ее преследователей, и я воспользовался предоставленным шансом. А в ответ Эммелина показала мне то, чего я не понимал ранее. Я перестал искать черты моей покойной матери в окружающих меня представительницах прекрасного пола, ибо каждый человек уникален, а схожие черты есть ничто иное, как общие интересы, что и объединяет людей в группы, пары, организации.
Меган, ты - идиотка по своей природе, и навсегда останешься ею, если не начнешь изменяться прямо сейчас.
Я был зол. И лишь потому, что не хочу показывать себя на людях полным кретином, накричав, пусть на такую неидеальную, "женщину", я решил пойти ей навстречу и поговорить с ней. Авось, что-то новое открою в этой наглой девчонке, хотя вряд ли.
- Что тебе нужно? - я чуть отталкиваю Меган от себя и, скрестив руки на груди внимательно смотрю на девушку в ожидании ответа. Кровь внутри кипит, и я боюсь, ежели задержусь еще на пять минут, то придушу Клири прямо здесь и сейчас.

0

112

Вот это да... Честно говоря, не ожидал. Не ожидал от Меган такой искренней фальши. Смотрит на меня, буквально раздевая взглядом, пожирая глазами, при этом пытаясь заплакать, но я прекрасно вижу, что она не способна на простые человеческие слабости. Словно она была не с нашей планеты. Словно из нее дементор выкачал все человеческое - сердце, эмоции, душу. Мадам, да вы окончательно сбились с пути. Не стоит пытаться прыгать выше головы и делать то, что у тебя не выходит. Но, надо признаться, слова из ее уст звучали вполне убедительно. Я даже поверил и слегка замялся. И это стало моей роковой ошибкой.
Мгновение - и я чувствую на своих губах яд ее ледяных губ. От неожиданности замираю на несколько секунд, однако, не успеваю отстраниться самостоятельно - это делает Клири сама. Отчего же она от меня отлипла? В чем подвох? Некогда выяснять, ибо я спешу. Не хватало еще отчитываться перед Эммелиной... тьфу! Что это со мной? Я ни от кого не завишу, да и Эм вовсе не так помешана на мне, чтобы устраивать ежедневные опросы.
- Ты - чокнутая! - бросаю ей в лицо, после чего пользуюсь моментом, пока Меган мешкает или... просто меня отпускает? Странно... В общем, осмотревшись по сторонам я, наконец, вспоминаю, куда направлялся до встречи с пиявкой и, ускорив шаг, скрываюсь с места встречи.
В голове полная каша. Мне совершенно непонятно, почему Меган себя так повела? Неужели она поняла, наконец, своей дурной головой, что она для меня лишь пустое место? Нет, не может быть все так просто. Только не с Клири. В любом случае, я был рад, что избавился от нее так скоро, а, значит, у меня оставалось время до возвращения Эммелины.
Вот я и дома. Сразу направляюсь на кухню, не переставая при этом размышлять над произошедшим. Несмотря на наигранность чувств, Меган хотя бы показалась мне искренней. Пусть, всего лишь на мгновение, но все же... Вполне возможно, что кому-нибудь когда-нибудь удастся стянуть с этой девушки всевозможные маски, чтобы та была лишь собой. Увы, но я ретируюсь. Не мне этим заниматься, простите.
Скрежет в дверном замке возвращает меня в реальность, где я уже десять минут взбиваю белки миксером. Опомнившись, я отключаю тарахтелку и гляжу в стакан. Мда... их всех разнесло по стенкам... придется брать свежие, эти потом пойдут в выпечку. Но я отставляю кухонные приборы и несусь в прихожую.
- Привет, - принимаю из рук Эммелины сумку и целую девушку в щеку. Вновь измотана и уставшая, это видно, но зато без фальши и наигранности эмоций. Словом, моя Эммелина. Вот оно, настоящее чувство. Когда не нужно выжимать из себя слезы, когда не надеваешь маски, ты просто видишь дорогого тебе человека, и твое сердце начинает колотиться сильнее, во всем теле дрожь, а зрачки инстинктивно расширяются. - Если ты голодна, придется немного потерпеть, но вот сладкое у меня уже готово.
Я возвращаюсь в кухню, где перемешиваю рагу в сковороде деревянной лопаткой, продолжая беседу с девушкой.
- Как твой день прошел? Миссис Грин, как видишь, нас вновь отпустила с пары раньше. Восхищаюсь ею, как ни странно. Хотя, знаешь, мне кажется, она сама куда-то спешит. Слышал, что у нее есть дочь.
Эммелина прекрасно была осведомлена отзывами обо всех преподавателях, которые так или иначе меня обучали, поэтому я часто делился с Гарсией новостями об учебе. В любом случае, выговориться всегда помогает расслабиться и снять стресс. А мне сейчас это было как никогда нужно.
Мысли смешались. Я задумался, стоило ли рассказать Эммелине о сегодняшней встрече с Меган? Сердце чувствует, что вот-вот наступят неприятности, из которых мне придется выпутываться, так не проще ли их избежать, открыв душу той, кто как никто способен меня понять. И, надеюсь, простить. Но я не считаю себя виноватым. Точно не перед Эммелиной.

0

113

Э
- Привет, - после громкого вздоха произносит Эммелина, скидывая с себя классический пиджак. Кислые лица коллег ей так наскучили, что вдруг появилось дикое желание расцеловать Хьюстона-среднего хотя бы за его улыбку - это то, чего ей сейчас особо не хватает.
Она уставшая, но хорошее настроение Николаса магическим образом передается и ей. Как бы не ныли ноги, как бы не была замучена её бедная головушка, Эммелина выглядит вполне непринужденно. С недавних пор, приходить домой стало куда приятнее, чем раньше. Несмотря на её уставшие глаза, она с улыбкой торопилась домой, чтобы рассказать Нику о том, как сегодня было забавно на работе, или же наоборот, как её все достало. Ник умел превращать весь её негатив во что-то положительное, а чрезмерную радость заменял спокойствием, которого Эмме иногда было мало. Да, не так давно у них было достаточно сложных моментов, которые сейчас вспоминать было немного смешно. Те поступки и поведение казались глупыми, детскими, а ведь это произошло всего несколько недель назад. Сегодня был обычный день, без интересных историй с работы, без забавных ситуаций. В такие дни она по-особенному торопилась домой, чтобы увидеть любимое лицо, услышать любимый голос и обрести тот заряд эмоций, которых не хватало на типичной работе клерка. Обычно она проходила мимо почтового ящика, не обращая внимания на такую вещь. Но сегодня что-то пошло не так и девушка остановилась у ящика. Она имела ключи от этой бесполезной железной коробки и никогда ими не пользовалась. Спортивный интерес в Эммелине сделал своё дело, побудив её открыть ящик. В её руки падет симпатичное письмо из коричневого конверта. Оно будет напоминать очень старое, но при этом довольно красиво оформленное, послание, в котором слова уж точно адресованы не ей. Что же, Ник сам решит, ввести её в курс дела или оставить всё в тайне, настаивать она не станет. Конечно, любопытство будет грызть её изнутри, но не скажет и слова о своей заинтересованности.
Николас встречает её привычной радостью, он тоже не меньше Эммелины устал, но тем не менее, его отпустили с последних пар. Воспользовавшись случаем, он решил уделить время готовке, что получалось у него (как считала девушка) даже очень хорошо. Слова о десерте только разыграют аппетит Эм, но она не поторопится бежать на кухню, медленно последует за Ником, усаживаясь на стул.
- Мне уже нравится Миссис Грин. Может быть, у неё войдет в привычку отпускать своих студентов с пар? - даже если бы это бы действительностью, то мало что изменило. Эммелина любила вечера, в эти моменты она  могла поговорить с Ником обо всём на свете, посмеяться и подурачиться после дня серьезности. Утро было тоже любимым временем, из-за быстрой беготни, из-за подгоревшего завтрака. Всё это дополняло жизнь, приносило смысл и радовало.
- Кстати, тут тебе пришло письмо..., - на его лицевой стороне идеальным почерком написано имя юноши. Выкладывая его на стол, она после нальет себе стакан воды и немного потоптавшись на месте, поймет, что при ней он вряд ли сможет нормально прочесть письмо от посланника, который даже не указал своё имя.
- Тебя оставить? - ей это было не сложно. Когда-то давно она сама любила бумажные письма, в которых человек писал все свои мысли, а порой по почерку можно было даже понять, злится человек или расстроен, а то вовсе рад(ведь он пишет самое настоящее письмо!). Электронные технологии заменили нам всё, но всё же, какая-то романтичность в этих бумажных посланиях осталась. Эммелина немного завидовала Нику, она и сама была бы не прочь получить хоть какое-то письмо, да хотя бы электронное. Было бы прекрасно получить письмо от дяди, которого она ищет уже так долго. Иногда Эммелина специально не заходила на почту, потому что знала, что за день ничего не изменится. А само знание этого факта звучит как мысли отчаявшегося человека. Возможно, так и есть. Но ей за это не стыдно.

0

114

Н
Skillet - Falling Inside The Black

Мне становится хорошо от одного лишь присутствия Эммелины рядом. Она словно закрывала собой серые тучи, нависающие надо мной каждое однообразное утро, когда так не хочется подниматься с постели и куда-то идти. Когда учеба высасывает из тебя все жизненные соки, и ты сейчас наполняешься свежими силами, впитывая благодатную ауру, словно губка, и забываешь обо всех проблемах. Гарсиа натянуто улыбается, но, все же, искренне, не надевая маску жизнерадостной и беззаботной стрекозы. Я вижу, как она устает, мне хочется накрыть ее теплым пледом, напоить горячим шоколадом и просто сидеть рядом, закрыть глаза, прислонившись друг к другу спинами и молчать. Мне кажется, что с каждым последующим днем, проведенным вместе, мы все больше чувствуем друг друга, словно между нами образуется некая мысленная связь. Надеюсь, что Эмелине тоже.
- Кстати, тут тебе пришло письмо...
Вот это новости. Какая заблудшая душа из позапрошлого столетия надумала мне написать обычное.бумажное.письмо? Брови инстинктивно приподнимаются вверх, и я отвлекаюсь от кухонной плиты, вытерев мокрые руки полотенцем и беря в руки конверт. Коричневый. Странно... Вполне возможно, это Бэрри решил так развеселить старшего брата, но, увидев на конверте мое имя, написанное незнакомым почерком, желание поскорее узнать имя отправителя странной посылки, только возросло. Я ловким движением распечатываю конверт и усаживаюсь на диван, дабы всласть насладиться приятным (или не очень?) сюрпризом.
В конверте много всего. Начинаю традиционно с белого листа бумаги, на котором ровным почерком написаны всего несколько слов:

«Буду любить тебя вечно. Ты - моя первая любовь. Не забывай это. M.»

Знаете, я ожидал чего угодно от Клири, но только не этого. Выходит, она нарочно пускала мне пыль в глаза, дабы зацепить своими холодными губами и запечатлить это? Я вытаскиваю из конверта фотоснимки. На них я и Меган, жаждущая сожрать меня прямо на улице. А что я? Я ошарашенно стою и не могу ничего поделать. Но снимки сделаны настолько качественно, что, кажется, будто я испытываю удовольствие от всего этого. Определенно, Эммелине было суждено обнаружить сей конверт с "подарком". И я не знаю, что лучше: чтобы моя милая девочка все увидела лично или же рассказывать мне сейчас? В любом случае, молчать не было смысла, все равно рано или поздно правда бы открылась.
- Э... вообще-то, думаю, оно для тебя...
Я с большим трудом протягиваю эти слова, мысленно сочиняя длиннорассказ о том, как меня полчаса назад соблазнила одна сумасшедшая. Вот я как чувствовал, что за этой простотой кроется жесткая подстава. Я вижу снимки, а внутри загорается ярость, с каждым новым кадром в огонь полдивается капля масла, и вот я уже еле держу себя в руках. Насколько низко готов пасть человек для достижения своей цели? Сумасшедшая якобы влюбленная идиотка, определенно, готова на все, но это... Это было лишь началом, что-то подсказывало внутри. И пусть Меган это начала, уж простите, если я это закончу.
Я швыряю снимки на журнальный столик, поднимаюсь на ноги и ору, что есть мочи:
- Тварь! Мразь! - а дальше я просто даю волю ярости. В ход идет все: учебники, предметы с полки от телевизора, диванные подушки, два стакана, которые по обыкновению стоят на журнальном столике для нас с Эммелиной. Мне ужасно дурно. Становится нечем дышать, я готов крушить все, что подвернется под руку, но замираю, когда буйная рука касается фотографии мамы.
Я глубоко и часто дышу, пытаясь нормализовать дыхание. Руки крепко сжаты в кулаки, что больно. Я оборачиваюсь к Эммелине. Не знаю, видела ли она снимки во время моего превращения в Халка, но вид у нее и без них, похоже, был весьма ошарашенный. И как только она терпит такое психованное существо, как я?
Я буквально падаю на диван и касаюсь рукой фотографий, словно показывая Эммелине, что она должна их увидеть. Я не могу не сказать ей. Отношения на тайнах и лжи не строят.
- Вот скажи мне, разве это проявление любви? По мне так это лишь издевательство.
Прошу, пойми меня. Мне так важна твоя поддержка и доверие.

0

115

Э
Николаса словно подменили, а за этим Эммелина наблюдала с явным шоком. Что же могло находится в загадочном конверте такого, что сумело расшатать нервы юноши, Эмма не знала. Догадки приводили её к самым ужасным представлениям, но в голову не придет мысль о том, чтобы взглянуть на сам конверт. Её больше беспокоит самочувствие Николаса, его эмоциональная устойчивость. Она уже сама чуть не бросается защищать фотографию с матерью Ника: ей нравилось это фото, могла рассматривать его часами, замечая, как её Ник похож на женщину, которая бы запечатлена на снимке; ей было жаль, что не смогла познакомиться с этой женщиной, узнать её ближе. К тому же, Эммелина знала, что Ник психует, но потом успокоится, а какого ему будет потом вспомнить, что так беспечно обошелся, пусть и просто с фоторамкой, но подло.  Однако ничего не требуется, Ник сам приходит в себя, застыв на короткое мгновение. Эммелина перестала дышать в какой-то момент, но ей не было страшно. Скорее всего, её просто удивила реакция Хьюстона-среднего. Когда он приземлился на диване, девушка таки замечает фотографии, а затем и послание. Чтобы понять, что на фотографии Ник, ей придется потратить время. Нет, не так...Она поняла, что это Ник, просто не верилось, что такое могло произойти. Слова в письме были не менее удручающими. «Буду любить тебя вечно...». Эммелина не сразу и понимает, что это съемка за сегодняшний день и послание не от бывшей поклонницы Эммы. Могло бы показаться чересчур высокомерным её уверенность в том, что кроме неё у Ника никого нет, но Гарсиа действительно не верит в существование подобной вероятности.
- И...Что это? Как это понимать? - Эмма не имела привычку заводить скандалы, если того не требовала ситуация. Она могла поменять свой ангельский образ на дьявола во плоти и выжать все соки из человека, от которого хочет получить информацию. Но сейчас, как она считала, это не было необходимым. Было сразу видно, что Ник расстроен и зол на посланницу. На то есть две причины: он расстроен, что приходится рассказывать Эммелине о своей другой подружке, или он зол, потому что это всё дело прошлого.
По крайней мере, Эммелина не видела повода реветь, разводить нюни. Если это действительно произошло сегодня, а не год назад и Николас сам был инициатором, Эммелина молча поймет и уйдет. Это будет разрывать ей сердце, но лучше оставаться каменным монстром, бесчувственной тварью, чем слабаком и размазней. Хотя Эмма была уверена, что у Николаса было объяснение на всё это. И она бы хотела верить, что в его объяснениях не будет недочетов и странных несовпадений.
- Я думаю, я имею право выслушать твоё разъяснение всей этой картины, - Гарсиа присядет рядом с Ником, откладывая фотографию в сторону. Смотреть на эти лобызания ей было отвратительно, было желание отправить Ника за рюмкой чего-нибудь крепкого, алкогольного, иначе Эммелина просто не сможет выслушивать этот рассказ.
- Можешь начать с того, что объяснишь, кто это на фотографии. А потом, желательно узнать когда была сделана эта фотография? Если уж вы встречаетесь вдвоем, то могли бы встречаться в менее публичных местах, где вас бы не фотографировали, - пожала плечами Эм. Всё же, сомнения прокрадывались в её разум. А у кого бы не стали?

0

116

ПРЕПОДАМ...

Ш
Переезд в новый город никогда не даётся легко. Особенно, когда уезжая в спешке из опротивевшего дома, ты не успеваешь как следует собраться, меняешь номер телефона и сам мобильник на ближайшей автозаправке, заводишь новый счет в банке и пользуешься попутками, в общем, делаешь всё, чтобы тебя невозможно было отследить - и всё это за один день. Особенно, когда твоя шестилетняя дочь наблюдает за всем этим большими разумными глазами, но глупых вопросов "а почему мы не берём с собой папу?" не задаёт.
Вот она, действительно новая жизнь. В Филли у Шарлотты всё начинается с чистого листа. Покупка небольшой квартиры близко к институту, в который она неожиданно легко устроилась работать. Перевод дочери в новую школу. Практически полное отсутствие имущества и полное отсутствие знакомых. А ещё одиночество. Такое, что аж челюсти сводит, когда сидишь на кухне с чашкой чая, готовясь к очередной лекции.
Миссис Грин посвящает себя работе и дочери. Она старается не унывать и держаться хотя бы ради малышки Эмили, которая, в отличии от матери, переезд переживает без проблем. Отдушину женщина находит в преподавании, а точнее, в общении с коллегами и студентами. И если уж завести друзей среди коллег не получается (все они почему-то намного старше самой Лотты), то со студентами темноволосая быстро находит общий язык.

- На сегодня всё, можете идти, - улыбается профессор, мельком глядя на часы: сегодня удалось освободиться пораньше, а значит, они с Эм успеют почитать книжку. Лотти быстро закидывает материалы, по которым читала лекцию, в сумку и быстрым шагом выходит из кабинета, а затем и из университета. Машина со вчерашнего дня в ремонте, но до подготовительной школы недалеко, путь пешком не занимает и пятнадцати минут. Сияя, как начищенная монета, женщина подходит к внутреннему двору школы, высматривая в играющих детях свою дочь и с удивлением понимает, что дочери во дворе не наблюдает.
- Эмили! - звонко выкрикивает женщина, расхаживая вдоль забора, как тигр в клетке. - Эмили!
- Мама! - раздаётся откуда-то сзади, и Шарлотта, резко повернувшись на каблуках, видит свою дочь, идущую от школы с каким-то мужчиной. Девочка пытается вырвать руку, но незнакомец гораздо сильнее малышки. В этот момент мозг миссис Грин отключается, предоставляя полную свободу действий инстинктам. А инстинкты говорят, что нужно бежать и защитить свою дочь, что и совершает темноволосая, в мгновение ока оказываясь около ребенка и заставляя мужчину повернуться, выпустив руку девочки.
- Ч-ч... Чарли? - немеет женщина, а в глазах зажигается недобрый огонек. - Замечательно, сначала ты избиваешь меня и замахиваешься на дочь, а теперь ты решил её похитить? Уйди. Из моей. Жизни. Суд даже не разрешает тебе видеться с дочерью. Оставь нас в покое!
Мужчина криво ухмыляется, но позволяет Эмили спрятаться за матерью.
Господи, неужели это никогда не закончится? Зачем я ему?
- А ты думала, я вас не найду, верно? - вкрадчиво интересуется бывший муж, а Шарлотта качает головой. Глупо было бы полагать, что все её меры предосторожности продержатся больше месяца, но они продержались. Для копа найти свою жену, про которую он знает всё, лишь вопрос времени и, пожалуй денег. Лотта просто выигрывала для себя время, чтобы успеть устроиться в новом месте до того, как этот придурок вновь появится в её жизни.
- Значит, не настолько дура. У меня для тебя плохие новости, я подал на апелляцию. И уж поверь, я отсужу себе право видеться с дочерью. Это всего лишь вопрос времени. И денег, которых у тебя слишком мало.
- Никогда! - в отчаянии вскрикивает женщина. - Ты никогда не получишь её, слышишь? Я не позволю своей дочери даже находиться рядом с таким моральным уродом как ты.
Всё происходящее далее развивается настолько быстро, что Шарлотта не успевает ничего сообразить. Она получает звонкую пощёчину, настолько сильную, что из глаз сыпятся звёзды, а в ушах гудит. Через гул слышит голос своего студента, но не может даже сказать ему, чтобы не влазил в это дело, и оседает по забору на землю, крепко прижимая дочь к себе. Потом ее бывший муж непонятным для Шарлотты образом оказывается на земле, а сама женщина медленно приходит в себя и смотрит на Ника, как ни в чем не бывало поправляющего одежду.
- Спасибо, - только и может выговорить женщина, с трудом поднимаясь с асфальта и отряхиваясь.

0

117

Н
Середина недели, пожалуй, лучшее время, когда выкладываешься на полную в работе, учебе и домашних делах. Если в понедельник ты лишь просыпаешься и нехотя выполняешь свои задачи, вспоминая приятно проведенные выходные, во вторник разбираешься с остатками дел, которые не выполнил в понедельник, а уже в среду идешь на занятия с удовольствием, хотя бы потому, что у тебя хорошее настроение на почве великолепной для конца сентября, погоды. Легкий освежающий ветерок, достаточный плюс на термометре, чтобы не надевать верхнюю одежду, а лишь накинуть джинсовку и кроссовки, и, да: солнечно. Николас не любит дождь, потому как ненавидит сырость, особенно ее запах. Он полагает, что когда плачет небо, где-то в мире случается беда. А это не может не отразиться на состоянии души, слишком он сентиментален. Но он непременно научится держать эмоции в себе.
Он медленно бредет по тротуару длинной улицы по пути домой. Занятия в университете сегодня закончились раньше обычного, а Эммелина еще находилась в школе, а вернись домой раньше - замучает странная соседка, что поселилась недавно на одной лестничной площадке, поэтому смысла возвращаться домой рано не было. Да и погода так и тянула на прогулку, давно парень не дышал свежим воздухом, не смотрел людей, себя на показывал, так сказать. По пути он завернул в их с Гарсией любимую кофейню и купил несколько круассанов и пирожных для вечерних посиделок у телевизора с кружкой горячего чая. Да и, мало ли, вдруг Мэйли приспичит нагрянуть к ним в самый неподходящий момент...
Вспоминая моменты неловкости и смущения, обрамленные пылающим желанием перейти на следующую ступень их отношений, на щеках предательски выступает румянец, что становится немного неудобно, встречающиеся по пути люди, все-таки, смотрят. Впрочем, парень встречает их улыбкой - он не боится ее дарить окружающим, ведь с ее помощью можно передать настроение. Вот женщина с ребенком улыбаются уме в ответ, а вот бабулька, которая растерянно шарит в своем кошельке лишнюю монетку на чай - Николас угощает ее круассаном, и та счастливо улыбается в ответ пятнадцатью зубами, одаривая всяческими добрыми словами, которые только есть на свете. Чудный день. Интересно, сможет ли его что-нибудь испортить?
Свернув за угол, улица тянется еще на несколько сотен метров и заканчивается кварталом, где проживает Хьюстон. Он проходит мимо подготовительной школы, где сновали без пяти мнут первоклассники, то и дело норовя свалить с ног или забраться в пакет со сладостями, и Николас невольно оказывается объят воспоминаниями из детства, когда все казалось бесконечно легким, словно ты способен на все. Приятные воспоминания обрываются, едва слух улавливает громкую ссору, доносившуюся неподалеку от центрального входа. По голосу было слышно, что ругались мужчина и женщина. Обычное дело, и парень делает вид, что не замечает. Его ведь это не касается. Однако, любопытные глаза все-таки, узнают в одном из силуэтов знакомую женщину, отчего парень сбавляет шаг и медленно приближается к спорящим, так, чтобы слышать разговор и чтобы его не заметили.
Миссия Грин боролась за дочку. Когда эта умная и красивая женщина помогала парню подготовиться к конференции по экономике, она ненароком поведала своему студенту историю о том, что у нее не все ладится в жизни, зато есть прекрасная маленькая дочурка. И вот они, те минуты, когда хочется провалиться сквозь землю, но ты ничем не можешь помочь, ведь это не твое дело. Но Николас просто не может стоять в стороне и наблюдать за тем, как взрослый здоровенный мужик избивает хрупкую отчаявшуюся женщину на глазах у шестилетней дочери. Что-то внутри автоматически начинает кусаться и не дает остаться равнодушным.
Видимо, это моя карма - выручать из беды представительниц прекрасного пола..., - парень закатывает глаза и решает больше не медлить.
Он буквально подлетает к паре и встает между ними, чтобы мужчина не мог дотронуться до миссис Грин.
- Не лезь не в свое дело, парень, - строго звучит из уст мужчины, что вызывает у Ника лишь ироничную ухмылку.
Мне это же говорили несколько месяцев назад. И ничего, жив-здоров, да еще и практически добился любви девушки, которую когда-то спас...
Дальше все происходит очень быстро. Отточенные до совершенства приемы каратэ делают свое нехитрое дело, и мужчина от неожиданности не успевает принять вызов и секунду спустя оказывается на лопатках, глазеющим в небо.
Николас выпрямляется и взглядом победителя одаривает побежденного. Но недобрым таким взглядом, он надеялся, что тот поймет, какое послание было передано мужчине. Потом он отводит женщину с дочерью в сторону и оценивающе разглядывает в надежде, что с обеими все в порядке.
- Спасибо, - благодарит миссис Грин одними губами, впрочем, больше ничего не надо. Ее благодарные материнские глаза сказали за себя все.
- Это был... Ваш муж? - отдышавшись от принятой внеплановой дозы адреналина, неуверенно интересуется парень, искоса поглядывая на лежащего на асфальте мужчину: он находился в сознании, но вряд ли теперь сможет оказать сопротивление.

0

118

Ш
Итак, организм, привыкший к побоям и пока что не собиравшийся терять тонус, достаточно быстро приходит в себя. Шум в ушах унимается, сознание проясняется, и солнечный свет перестаёт так раздражать глаза. Первым делом, Шарлотта спрашивает у Эмили, в порядке ли она. Дочурка кивает и пытается улыбнуться маме, чтобы подбодрить её, а затем переводит взгляд на Ника. Это же совершает и Грин-старшая, придирчиво осматривая студента на предмет повреждений, в то время как он отводит их с дочерью подальше от растянувшегося на земле Чарли.
- Д.. да. Мой бывший муж, - поправляет Лотта, крепко сжимая ладонь дочери в своей. Девочка, хоть и всё прекрасно понимает, старается не показывать, как перепугалась, а миссис Грин размышляет о том, как обезопасить малышку от дальнейших попыток бывшего супруга "отвоевать" у нее дочь. - Ты спешишь? Нам с Эм сейчас лучше не идти домой. Ну, понимаешь, он мог пойти туда. Мы сегодня переночуем у моих знакомых, наверное, тут пешком недалеко.
Парень предлагает проводить их, а Шарлотта не может отказаться от такого благородного предложения. Не в том она положении, чтобы подвергать очередному риску Эмили. Интересного вида компания от шести до двадцати восьми пересекает шоссе по пешеходному переходу, и Эм отпускает руку матери, чтобы собрать ярко-желтые с оранжевыми вкраплениями листья клена, которыми осыпан тротуар.
- Честно говоря, я не знаю, что мне делать дальше. Я не всегда смогу забирать Эмили раньше, точнее, она почти всегда ждет меня чуть ли не до вечера... За это время с ней может случиться всё, что угодно, но оставить мне её не с кем. Все наши родственники остались во Флориде, - женщина старается улыбнуться своему студенту, но выходит как-то из рук вон плохо, а потому она тяжело вздыхает и убирает ненужную улыбку с лица.
- Ты в порядке? Я просто плохо видела, что произошло. Не хотелось бы, чтобы ты из-за меня пострадал, - в голосе женщины отчетливо слышалось беспокойство. Ну, знаете, то самое, которое бывает в голосе матери, когда она видит сына, пришедшего после уличной потасовки. В этот момент она готова суетиться вокруг него весь день, поить чаёчком, кормить зефирками и далее по списку, лишь бы её драгоценное чадо сидело дома и никуда больше не ввязывалось. - Как мне тебя отблагодарить, Ник?
Тем временем, Эмили уже собрала кучу листочков, едва помещающихся в ее детской ладошке и подбежала к маме.
- На! - радостно молвил ребёнок, вручая Хьюстону своеобразный букет. - Спасибо, что не дал папе побить маму.
От непосредственной фразы собственной дочери на глазах миссис Грин выступили слёзы. Нельзя, чтобы ребёнок говорил так о своём отце. Почему она допустила всё это? Как оградить Эм от этого ужаса.
- Бери, Ник, иначе она обидится, - грустно улыбнулась Лотта, незаметно утирая слёзы.

0

119

Н
Как он и предполагал, мужчина, который все еще лежал на асфальте, являлся супругом миссис Грин. И парню стало даже жаль бедную женщину. Она выглядела настолько измотано временами, когда Ник замечал на занятиях в университете, а он, как студент, не имел права вмешиваться в личную жизнь своего преподавателя. Но только не сегодня. Он сам никогда не вступал в драку с человеком, которого считал слабее себя, имея преимущество в виде шести лет занятия каратэ. В особенности парень считал низким поступком побить женщину. Эти прекрасные создания лишь делают этот мир краше, и избавляться от них, издеваться порой самыми изощренными способами, жестоко и глупо.
- Ты спешишь? Нам с Эм сейчас лучше не идти домой.
- О, нет, я, честно говоря, даже хотел задержаться на свежем воздухе, покуда позволяет погода, - заторопился парень со своим ответом, не желая отпускать преподавателя без объяснений и помощи. Николас научился проницательности у младшего брата, и теперь часто замечал и понимал, кому требуется помощь, а кому нет. Шарлотта в ней особенно нуждалась, но что он может ей дать? Место жительства? Вряд ли. Он уже укрывает Эммелину, как свою девушку (с которой, в последнее время, они ведут себя так и друг с другом), и вряд ли сможет объяснить появление еще одной женщины в доме своему отцу, к тому же, там еще доставучая соседка имеется, поэтому данный вариант парень сразу же отметает.
Он предлагает проводить женщину с дочкой до места их сегодняшней ночевки, но так не может продолжаться долго. Парень это понимал, потому что знал по рассказам Эммелины, что такая жизнь не приносит счастья. Рано или поздно придется оступиться.
Погода была воистину прекрасной, жаль, что она была омрачена случившимся. Нет, Ник не жалел, что вмешался в ссору посторонних людей, просто его настроение было испорчено переживанием, пусть и не за близкого человека. А дочка миссис Грин держится стойко, сразу видно, сильная девочка, пошла в мать. Бегает вокруг и собирает листочки, упавшие с деревьев, пока они идут по аллее. Удивительное детство, это то время, когда любую, пусть и самую жуткую ситуацию, можно перевести в игру.
- На! - малышка подлетает к нему, словно мотылек и вручает собранный из листьев букетик. Николас аж растрогался. Все-таки, мать, несмотря на минимум свободного времени, правильно воспитывает свою дочь, и та уже с раннего детства понимает ценность отношений меду папой и мамой. Парень улыбается и, в конце концов, принимает подарок. - Спасибо, что не дал папе побить маму.
Устами младенца, как говорится, глаголет истина. Следовательно, он не напрасно остановился, а не прошел мимо. Хьюстон некоторое время стоит, замерев, после чего рассматривает букет.
- Символично, - делает итог, погладив девчушку по головке в знак благодарности, - я его Эммелине подарю...
Глубоко задумавшись о личном, он не замечает того, что женщина стоит в некоем непонимании, после чего до парня доходит, почему.
- Моя девушка, - пояснив, отвечает Ник и прячет букет из листьев в пакет. И тут его озаряет. - Миссис Грин, почему Вы не хотите нанять своей дочери кого-то вроде няни, которая сможет уделять ей должное внимание, покуда у Вас идут занятия в университете? Да, знаю, сейчас редко можно доверить незнакомцу жизнь самого ценного человека, но у меня есть очень ответственный и серьезный кандидат, который очень любит детей.
Николас говорил о своем предложении с большой уверенностью, потому как знал, что Гарсиа учится до полудня, а после занимается домашними делами. С работы помощника руководителя ей пришлось уйти из-за большой нагрузки, с которой она все-таки не справилась, и теперь нуждалась в подработке, иначе ситуация двухмесячной давности повторится, и парню снова придется сочинять повод, чтобы та не сбежала от него. И теперь, если все получится, миссис Грин будет спокойна за свою дочь, а Эммелина сможет немного подзаработать.

0

120

ДРУГ

«Спасибо за всё. Но я больше не могу делать тебе больно и подвергать опасности. Об одном прошу: не ищи меня»

Роковые слова, словно приговор, начертанные ровным красивым почерком на обрывке листа, способны на многое. Одни могут побудить вырвать все исписанные станицы из книги своей души и начать жизнь с чистого листа, от других может возникнуть пылающее желание обрести крылья и взмыть над облаками, а третьи способны заживо зарыть в сырую землю того, кто сдастся, кто опускает руки и не желает больше сражаться за свое счастье.
Я явственно помню тот миг, когда увидел эти слова по возвращению домой с очередного дня занятий в университете. Что-то с рассветом шептало на ухо: сегодня должно случиться нечто неминуемое. И все же я ушел на учебу с надеждой, что все будет хорошо, но, к сожалению, это всего лишь надежда, которая не способна перегораживать дорогу судьбе-злодейке.
Эммелины нет. Она просто ушла. Захватив с собой мое сердце. Почему она решилась на столь серьезный шаг, ведь у нас все было хорошо в последние дни, - я до сих пор не могу найти ответа на этот вопрос. Их слишком много, чтобы в короткие сроки их разгадать. Ни слова не сказав, даже не подав виду накануне вечером, она просто вышла из квартиры, закрыв за собой дверь. Порвав все нити, нас связывающие. Первые несколько часов я просто сидел на полу и смотрел прямо перед собой в пустую стену, пытаясь переварить прочитанные строки, про себя молясь, чтобы это был лишь розыгрыш, пытаясь нарисовать на белой стене воображением картину, когда Гарсиа решилась на этот шаг. А потом на место непонимания пришла дикая, разрывающая изнутри на клочья, боль, словно кто-то сильный долбил изнутри грудную клетку тяжелым молотом.
Вот уже которое утро подряд я открываю глаза и, и меня встречает лишь белый бессмысленный потолок, ибо мне даже некуда отвести от него взгляда. Я по-прежнему сплю в гостиной, ведь моя спальня, ставшая на недолгие месяцы домом для Эммелины, все еще ее дом, и с очередным рассветом я посещаю комнату в надежде увидеть девушку вновь посапывающую на постели, сквозь открытое окно сочится легкий утренний ветерок, который играет с ее локонами. Каждое утро я приоткрываю дверь спальни с особым чувством, но оно проваливается сквозь землю, когда я застаю кровать пустующей и медленно сползаю вниз по стене и некоторое время сижу на полу, уткнувшись ликом в колени...

Очередное утро провожу однообразно, я заново учусь жить в одиночестве, как жил до этого целый год. Но дается это теперь все сложнее. Повсюду в квартире появились фотографии мамы, ведь теперь, после всего, что произошло, мне больше не больно вспоминать о матушке, о том, что ее не стало несколько лет назад. Я вырос. У меня новая жизнь, новые ощущения, новая боль, с которой надо бороться, иначе она поглотит без остатка и не подавится. Завтрак остается на столе - который день ничего не могу в себя запихнуть, и выхожу из дома, лишь выпив полчашки кофе.
Двери спортивного центра, где я тренируюсь, к счастью, всегда приветливо встречают меня - пожалуй, единственное утешение, то, что придает хоть небольшую каплю сил. Я переодеваюсь и направляюсь в большой бассейн. Пробую рукой воду: сегодня холоднее, чем обычно, надеюсь, что мне это лишь кажется. Бросаю сухое "привет" своей наставнице, которая в недоумении глядит мне вслед. Вокруг снует младшая группа, да, я немого раньше пришел на тренировку. Здесь не так давят стены, как дома. Но эта снующая туда-сюда малышня начинает напрягать, и я глазами ищу место для уединения. Нашел. Спасение.
Я поднимаюсь на вышку и сажусь на самый край, свешивая ноги. Упоение. Так необычно смотреть свысока на всю суматоху, царящую внизу. Как хорошо быть ребенком, у детей совершенно нет проблем, не приходится волноваться о том, что ты можешь остаться в одиночестве, а как легко мечтается!
Порой мне кажется, что я лишнее звено в жизненной цепочке. Я лишь плод пьяных развлечений отца и матери, не принесший им счастья, они столько пожертвовали ради меня и моего благополучия. Нашего с Беренгаром. Эммелина оставила меня, ибо знает, что я достоин счастья, она жертвует своей безопасностью ради меня. Все чем-то жертвуют. А что я? Я не могу им ничего дать кроме простого человеческого "спасибо". А ведь в средневековье ради близких умирали в битвах, о них слагали легенды, посвящали оды, увековечивали в портретах. А я даже с собственным жизненным путем не определился, как я могу что-то обещать другим? Быть может, стоит хотя бы побороть свой страх высоты и спрыгнуть вниз, к такой манящей воде? Я не могу объяснить причину своего страха. Возможно, она кроется в детских годах, когда я начал заниматься плаванием, после попытки занятия прыжками в воду, когда, прыгая в очередной раз, ударился коленом о трамплин и чуть не утонул. То, что нужно. Для начала необходимо побороть свои страхи, чтобы двигаться дальше.
Я поднимаюсь на ноги и выпрямляюсь. Подхожу к краю вышки. Смотр вниз. Охватывает странное чувство, которое так и тянет прыгнуть. И водная пучина получит желаемое. Благо, это лишь бассейн, а не океанские глубины. Раскидываю руки в стороны, закрываю глаза, мысленно готовясь к прыжку, вспоминая изученную, пусть за немногочисленные занятия, технику. Отталкиваюсь ногами и подаюсь вперед, наклоняя корпус вниз, направляя себя в точку прыжка....
Часы остыли. Боль ушла. И в душе застыла тишина. Две секунды полета, но кажется, будто проходит вечность. Я словно лечу, как птица, расправив крылья. Исчезло вокруг все: потолок, стены, пол и даже вода. Я находился среди облаков. Теплый ветер треплет волосы, а солнечные лучи ласково щекочут кожу. Глаза инстинктивно закрываются, и я ощущаю прохладу, которая покрывает тело, сантиметр за сантиметром. Я погружаюсь в воду. Безмятежность. Легкость. В голове возникает мысль: а не остаться ли в этом подводном царстве навсегда? Почему я не могу стать, например, дельфином, и уплыть прочь ото всех проблем, от всего, что связывает меня с этим миром? Решено.
Веки закрывают глаза, а тело расслабляется под натиском воды, высвобождая из легких последние частицы кислорода...

0


Вы здесь » From Enchanted forest to Neverland » Принятие в сказку » Jump посты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC